Пресса о нас


Музыкальный журнал №4 апрель 2017 год
Сцена – её счастье
Юбилей заслуженной артистки России Нины Яровой театр отметил бенефисом.
Она – яркий представитель весёлого, жизнеутверждающего жанра
оперетты. За свою жизнь в театре сыграла около двух сот ролей
разного характера: героинь и субреток, травести и комиче ских старух,
драматических и ка скадных персонажей. Нина Александровна и
сегодня сохраняет верность и преданно сть любимому жанру.
    А начиналось всё, казалось бы, случайно.

Она никогда не мечтала о карьере артистки, хотя певунья Нина с раннего детства много выступала: в сельском клубе в селе Берёзово, в котором она родилась и до тринадцати лет жила с мамой и сестрой, в школах, где она училась и честь которых защищала на многочисленных смотрах художественной самодеятельности. Получала грамоты и завоёвывала разные места. И это было её естественным состоянием. Нина рано пошла работать на завод, чтобы
помогать маме, приобрела профессию токаря. Работала, училась в вечерней школе. И продолжала петь в самодеятельном коллективе Дворца культуры в Красноярске-26 (ныне город Железногорск), куда они переехали жить. Здесь, на этой же сцене, где также работал профессиональный театр оперетты, впервые увидела музыкальные спектакли, которые навсегда вошли в её сердце. Но и тогда Нина ещё не задумывалась об актёрской стезе: ведь для неё это был волшебный мир театра, в котором творят небожители. А она просто любила петь, и у неё это неплохо получалось. И поэтому Нина подумывала скорее о карьере эстрадной певицы.
    Сыграл свою роль его величество случай. А, может быть, в этом была своя закономерность. Однажды юная любительница театра услышала по радио объявление о наборе в Красноярское училище искусств на актёрское отделение. Подумала – а почему не попробовать поступить? Несмотря на то,что мама понимала – без Нины семье будет трудно, но проявила мудрость и поддержала дочь. Ведь мама знала решительный характер Нины: она всегда добивалась цели, которую перед собою ставила. Так что никто не удивился, что в училище девушку приняли с первого захода, и упорная студентка с большим старанием и увлечением взялась постигать азы профессии. И свои первые роли сыграла в спектаклях мастера курса – режиссёра Семёна Леонидовича Штивельмана. И пусть это были совсем небольшие роли, но, как считает сама Нина Александровна, очень важные для вхождения в профессию. Это был ещё и акт доверия, веры мастера в актёрские способности его подопечной, что особенно вдохновляло талантливую студентку. На всю жизнь она запомнила наставление Штивельмана : «Надо не играть, а проживать каждую роль, какой бы она ни была». Вполне закономерно, что напряжённую и полуголодную студенческую жизнь увенчал диплом с отличием, которым новоиспечённая артистка, прежде всего, порадовала маму. Сегодня Нина Александровна с благодарностью и большой теплотой вспоминает годы учёбы и педагогов, которые помогли поверить в себя, научили работать, привили любовь к своему делу. И маму, которая с добрым напутствием отпустила её в новую жизнь.
    Успешно начав актёрский путь сначала в Железногорске, а потом – в Омске, молодая артистка тем не менее вскоре перебирается в Кемерово, чтобы поработать с известным режиссёром Тамарой Гогава, бывшей в то время главным режиссёром Театра оперетты Кузбасса, который находился на подъёме, привлекал внимание неординарными постановками, славился сильной труппой. Тамара Давыдовна с её удивительной творческой энергией и заразительностью, с необыкновенным чувством современности, с тонким чутьём на талантливых артистов и большой любовью к ним произвела на Нину огромное впечатление. А молодая солистка театра, несмотря на все её опасения, как-то сразу пришлась ко двору, активно включилась в работу. И хотя совсем немного пришлось ей поработать с этим режиссёром, уроки мастерства Тамары Давыдовны для молодой артистки были бесценны. Она с большой теплотой вспоминает работу над ролями Стасси в «Сильве» И. Кальмана, Китти в «Донне Люции» О. Фельцмана, а в спектакле «Продолжается полёт» сыграла даже две, хотя и небольшие, роли Леси и Таечки. Вот с тех пор, уже более сорока лет Нина Ярова – на кузбасской сцене.
    Жизнь сталкивала её с разными режиссёрами. Но ей было с кем сравнивать: с одной стороны, её любимый педагог и прекрасный режиссёр Леонид Семёнович Штивельман, с другой – Тамара Давыдовна Гогава, талантливый режиссёр, мастер высокой культуры – и театральной, и человеческой. А потому по-разному складывались у актрисы отношения с режиссёрами. Но если возникало взаимное доверие, если была интересная роль, то результаты получались неординарными. Нина Александровна с удовольствием вспоминает работу с М. Герштом над Валентиной в «Весёлой вдове» Ф. Легара, с А. Кордунером над Леонорой в музыкальной комедии «С любовью не шутят» Г. Гоберника, с Б. Рябикиным над Зюкой и Наташей в спектакле «Пусть гитара играет» О. Фельцмана. Дважды ещё довелось Нине Александровне встретиться в работе с Семёном Леонидовичем Штивельманом в работе над опереттами «Гусарская любовь» И. Кальмана и «Сто чертей и одна девушка» Т. Хренникова. И это стало для неё настоящей большой радостью.
    За годы служения театру она выходила на сцену в ролях классического и современного репертуара – была Мирабеллой в «Цыганском бароне» И. Штрауса, Валентиной в «Весёлой вдове» Ф. Легара, Екатериной Великой в «Фаворите» М. Самойлова, Хиврей в «Сорочинской ярмарке» А. Рябова, Молли Веббс в «Браке по-мерикански» В. Колло, Ханумой в «Хануме» Г. Канчели, мадам Куку в «Астрономии любви» М. Самойлова, и многими другими персонажами. На вопрос о наиболее дорогих и памятных ролях актриса говорит, слегка задумавшись:
    – Конечно, все роли по-своему дороги. Но у меня, например, были такие спектакли и роли, которые в моей жизни оставили глубокий след. О них я думаю с особым чувством. От сознания того, что они были и есть, у меня становится как-то теплее и светлее на душе, и думаешь, что, может быть, не зря я связала свою жизнь с театром. Особенно это дорого, когда мои чувства находят живой отклик у зрителя, когда то, что дорого мне, становится дорогим и близким людям, сидящим в зрительном зале. Тогда возникает удивительная атмосфера взаимопонимания, радости общения. Это невозможно сравнить ни с чем. Так было в спектакле «Пусть гитара играет», где я у меня было две роли – Наташи и Зюки, особенно это связано с Зюкой, конечно. Это было и с моей любимой Мирабеллой в «Цыганском бароне», и с Хиврей в «Сорочинской ярмарке», и с Ханумой в «Хануме». Люблю я и роли необычные, неожиданные, где можно попробовать что-то новое. Из последних ролей такой неожиданной и очень для меня дорогой стала роль Куделихи в спектакле «Своей душе не прекословь». И зрители очень тепло приняли и этот спектакль, и мою героиню. Действительно, работы Нины Яровой последних лет характеризуют её как актрису глубокую, способную передать даже трагические моменты в судьбе своей героини. Именно спектакль «Своей душе не прекословь» по мотивам киносценария В. Шукшина «Калина красная» особенно показателен в этом смысле. В нём актриса сыграла роль матери, потерявшей на войне мужа и двух сыновей, но неутратившей надежды на встречу с младшим сыном, которого не видела уже много лет. Её переживания глубоко драматичны. Актриса с огромным сочувствием относится к своей героине, и это неизменно глубоко трогает зрительские сердца.
    – Вообще-то я очень счастливый человек, – говорит Нина Александровна. – В моей жизни были самые лучшие роли в нашем жанре оперетты. А какая замечательная музыка создана Штраусом, Легаром, Кальманом, И. Дунаевским! Ведь это же счастье – воплощать её на сцене. Особенно, когда рядом замечательные партнёры. Их в моей жизни было немало, начиная с мастеров, которые очень доброжелательно встретили меня, когда я приехала в наш театр. Александр Константинович Бобров, Любовь Петровна Фролова, Владимир Алексеевич Дёгтев, Нина Львовна Коносевич, Галина Николаевна Епифанова, да разве всех перечислишь. Вот настоящие звёзды, любимцы публики. А как важно, чтобы партнёр тебя понимал, поддерживал, был связан с тобой не только по сюжету, но и эмоциями, чувствами. Как партнёры очень мне были близки и дороги Владимир Хованский, с ним я встретилась ещё в Железногорске в самом начале моего актёрского пути, и Георгий Бойко, который был моим партнёром не только в спектаклях, но и в концертных программах. Очень чуткие и отзывчивые на сцене партнёры. К сожалению, их уже нет с нами, а я и сейчас их вспоминаю с благодарностью. Но, если честно сказать, мне и здесь посчастливилось: у меня не было плохих партнёров. Правда.
    Конечно, очень непросто было уложить в один бенефисный вечер большую жизнь на сцене. Зрители вместе с юбиляршей и её коллегами пролистали некоторые страницы творческой биографии блистательной артистки. И снова ожил на сцене яркий пёстрый голосистый базар из «Ханумы», где встретились две свахи-соперницы в исполнении Нины Яровой – Ханума и заслуженной артистки России Ольги Павловой – Кабато, и прозвучал романс Екатерины из «Фаворита», и лирический, очень трогательный отрывок из «Старых домов» О. Фельцмана, где партнёром Нины Яровой выступил заслуженный артист России Валерий Титенко, и свой боевой характер показала неугомонная Маринетта из спектакля «Прости мои капризы». А некоторые героини Нины Яровой в этот вечер предстали в исполнении её коллег – молодых артистов театра, с которыми она охотно делится своими знаниями и огромным сценическим опытом.
    И, конечно, было много цветов, аплодисментов, поздравлений. И от официальных лиц, и от коллег, и от благодарных зрителей
.
Наталья Бровикова
ЧИТАТЬ И ПЕТЬ ПУШКИНА: КАКИМ БЫЛ «ЛУЧШИЙ. ДУБРОВСКИЙ»
Проект «Лучший» вот уже в 33-й раз заставляет говорить о себе. Во вторник, 6 июня, литературно-художественный проект впервые объединил слово с музыкой (и даже с танцем!). Кроме того, мероприятие стало настоящим событийным коктейлем, в котором «до однородной консистенции» смешались литературный праздник, День рождения А.С. Пушкина и яркое анонсирование предстоящей премьеры мюзикла «Дубровский» в Музыкальном театре Кузбасса им. А. Боброва. И уже было не отличить – «Лучший» ли это, частичка ли музыкального представления или вовсе мюзик-холл.
МУЗЫКА КАК ПОВОД ДЛЯ ЧТЕНИЯ
Мюзикл «Дубровский» – первый подобный опыт для Музыкального театра Кузбасса. Раньше здесь ставили музыкальные спектакли, однако над мюзиклом в его западном понимании коллектив работает впервые. Фактически постановка готова: либретто, музыка, сценография, танцы – все это уже продумано и выверено. Команда авторов (музыку написал композитор Ким Брейтбург) и постановщиков приезжает «на место» и здесь смотрит актеров, отбирает их на те или иные роли, а затем начинаются репетиции. Творчества минимум, нужна только четкая исполнительская дисциплина. Для кемеровских артистов Музыкального театра это оказалось нелегко.
«Этот спектакль ближе к западному мюзиклу по своему драйву, движению. Прежде всего потому, что Брейтбург – эстрадный композитор. Мы даже сами не ожидали, что будет настолько сложно приспособиться к этой музыке. Оказалось, что мы не очень ее умеем петь. Прежде всего, сложен музыкальный материал, ритм и сама манера», – отмечает Владимир Юдельсон, директор Музыкального театра.
Владимир Юдельсон. Фото: Евгений Огородников
Мюзикл «Дубровский» выбрали для постановки в Кемерове по нескольким причинам. Первая – это личное знакомство Юдельсона и Брейтбурга. Ныне известный композитор и продюсер проработал в Кузбассе в 1980-е годы почти 10 лет. Кроме того, материал, основанный на произведении классика русской литературы, близок и понятен отечественному зрителю.
Когда решение было принято, группа художественных руководителей во главе с Валерией Брейтбург провела отбор и начались репетиции. Они шли по 12-14 часов. Многие актеры театра похудели на 10–20 килограммов. Кое-кто взялся перечитывать Пушкина, чтобы лучше понять его героев.
В преддверии премьеры коллективу хотелось провести какую-то яркую промо-акцию на свежем воздухе. И тут возник фонд «Яркий город», который предложил провести «Лучшего» по повести Пушкина «Дубровский». Дата мероприятия определилась сама собой – день рождения автора повести.  
Ким Брейтбург – советский и российско-украинский музыкальный продюсер, аранжировщик и композитор, звукорежиссёр, вокалист. Заслуженный деятель искусств Российской Федерации (2006). Автор семи мюзиклов, музыки для кино и телевидения, композитор, написавший более 600 песен. Автор и продюсер телевизионных проектов «Народный артист», «Секрет успеха», «Битва хоров». 
12 ЛУЧШИХ: ДИРИЖЁР, АРТИСТ, ДИРЕКТОР
В фойе Музыкального театра Кузбасса им. Боброва собрались зрители. Отрывки из повести «Дубровский» читают артисты театра, главный дирижер, специалист по связям с общественностью и первым – сам Владимир Иосифович Юдельсон, директор. Отрывки они выбрали безотносительно тех ролей и партий, которые выпали им в самом мюзикле.
Так, например, Анастасия Петрова читает тяжёлый и драматичный отрывок про пожар, актёр (кстати говоря, другого театра – Театра для детей и молодежи) Евгений Белый взялся за сцену убийства медведя, новый дирижёр театра Алексей Кириченко прочитал финальную сцену повести о расставании Маши и Дубровского. Спрашиваю Асю Петрову, почему выбрали такие отрывки:
«Хотелось самовыражения, - отвечает она. – В спектакле у нас очень четкие и структурированные роли, здесь хотелось попробовать что-то другое. Кстати, о том, что «Лучший» – это конкурс, не все участники знали изначально. Но все равно согласились».
«Лучший. Дубровский» получился вечером литературно-музыкальным. Все, кто пришел в этот день в театр, получили не только удовольствие от нового взгляда на знакомое со школы произведение, но и бонусы. Главный – небольшие отрывки из премьерного мюзикла, которые показали зрителям между «чтениями» участников. Например, дуэт Архипа и Егоровны «Соловьи и вороны» в исполнении Александра Лодягина и Анастасии Петровой меня лично убедил в том, что на мюзикл «Дубровский» надо непременно идти. 
После того, как все 12 участников прочитали отрывки из повести Пушкина, жюри долго совещалось и в итоге назвало имя Лучшего – им стал Евгений Белый. В мюзикле «Дубровский» Евгению принадлежит роль рассказчика. Получается, что к премьере он подходит с официально подтверждённым званием.
Состав жюри «Лучший. Дубровский»
Александр Слабей, вице-президент Федерации спортивной борьбы Кемеровской области, директор турнира «Шахтерская слава».
Евгений Иванов, председатель комитета Администрации Кемеровской области.
Андрей Андреев, директор Государственной телерадиокомпании «Кузбасс» — филиала ВГТРК в Кемеровской области.
Наталья Прокопова, профессор кафедры культуры и искусства речи, кандидат искусствоведения, доктор культурологии.
Виталий Херасков, заместитель главного врача Кемеровского кардиологического центра, кандидат медицинских наук. 
Директор театра Владимир Юдельсон, отвечая на вопрос, каких результатов он ждет от проекта «Лучший. Дубровский», сказал:
«Хочется, чтобы пришла молодежь. Чтобы молодые люди увидели, какой может быть классика. Каким может быть наш, российский мюзикл».
33-й «Лучший» сделал это и еще больше – он не только развлек литературой и хорошим ее исполнением, но и заинтересовал музыкой и заставил напевать по крайней мере одну песню. Пока еще ни одному «Лучшему» это не удавалось.
Премьера мюзикла «Дубровский» состоится в Музыкальном театре Кузбасса 20, 21 и 22 июня.
Евгения Борисова


"Московский комсомолец в Кузбассе" 7-14 июня 2017 года
Кемеровский Бродвей
20 июня в Музыкальном театре Кузбасса ожидается премьера мюзикла «Дубровский» по мотивам повести А. С. Пушкина
Известный композитор, автор музыки к спектаклю Ким Брейтбург и его режиссерская группа ставят в Кемерове новый спектакль. Музыкальный руководитель проекта Валерия Брейтбург - преподаватель академии им. Гнесиных, работала в телепроектах «Народный артист», «Две звезды», «Битва хоров». Хореограф-постановщик - заслуженный деятель искусств РФ Николай Андросов сотрудничал с Майей Плисецкой, Андрисом Лиепой, создал ансамбль «Русские сезоны», с которым гастролирует во многих странах мира. «МК в Кузбассе» побывал на репетиции спектакля. Традиционное режиссерское: «Почему посторонние в зале?» в наш адрес в этот день не прозвучало. Мы понаблюдали за святая святых - рождением мюзикла и побеседовали с создателями многообещающего проекта.
 
Валерия Брейтбург о Дубровском и о любви
- Валерия Вячеславовна, расскажите о впечатлениях от работы артистов Музыкального театра.
- Я считаю, что театр находится на очень хорошем профессиональном уровне: взрослое поколение актеров обладает огромным опытом работы в жанре мюзикла и оперетты. Замечательно, что в театре много молодежи, которая (а сейчас это редкость) преданно служит театру. И по тому, как они работают, как отвечают на наши требования и установки, видно, что актеры не просто приходят на работу, они служат своей профессии, своему призванию. Ведь работа в театре - это призвание; театр - не то место, где актерской профессией можно заработать большие деньги. А раз сегодня есть такая творческая молодежь, это обнадеживает, это значит, что у русского музыкального театра есть будущее!
- В чем состоят задачи, которые вы ставите перед актерами?
- У нас особая система, мы работаем так, как работают на Бродвее. Режиссерская команда задает для спектакля очень жесткую форму, и ее должен четко соблюдать актерский состав. В то же время внутри заданной схемы мы даем актеру определенную свободу, он заполняет роль своим темпераментом, музыкальностью, талантом, хорошим вокальным исполнением. Мы подробно прорабатываем драматургию спектакля, его сюжетную линию. Такая работа делится на несколько этапов. Первый - когда актеры встречаются с режиссером, с музыкальным руководителем и погружаются в материал. На следующем этапе мы объясняем психологические аспекты роли, всевозможные детали, мотивы поведения персонажей. Но мы работаем в музыкальном жанре, а это жанр условный: в жизни люди не поют, когда им нужно передать свои мысли и эмоции, а в музыкальном театре - поют. Все, что артисты делают в мюзикле, рассматривается прежде всего через призму музыки. В музыке заложено все: характеристики персонажей, атмосфера происходящего, подсказки психологического, действенного, духовного свойства, нужные актеру для создания яркого сценического образа. Самое главное - чтобы артисты очень эмоционально (мы на этом делаем акцент) и тонко чувствовали всю музыкальную ткань спектакля.
- Каков образ Дубровского в этом спектакле?
- Когда в мюзикл набирают состав актеров, то, например, на Бродвее огромное значение придается типажу. Типажи бывают разными - от благородных до очень смешных или даже вульгарных. Типаж Дубровского - это, конечно, романтический герой, мужественный и страстный. В то же время Дубровский как человек не может быть всегда одинаков. Мы стараемся показать в предлагаемых обстоятельствах разные грани его характера, темперамента. В обстоятельствах потери отца, в обстоятельствах, когда Дубровский принимает решение встать на путь разбоя; мы наблюдаем, что происходит с нашим героем, когда он влюбляется, видим его психологическое состояние, когда он не справляется со своими чувствами, когда принимает решение соединить свою жизнь с Машей, дочерью его врага.
- Борец, жертва обстоятельств, авантюрист - кто Дубровский для сегодняшнего дня?
- Это история, которая может случиться с любым человеком - попасть в переплет, когда ты бессознательно ступаешь на неправильный путь, сделав однажды ошибку. Дубровский не мог отказаться от того пути, который выбрал. Но раз он совершил свой выбор, то за него он должен отвечать, возможно, даже понести наказание. Ситуация в каком-то смысле вышла из-под его контроля. Чувства возобладали. Дубровский стал жертвой сложившихся обстоятельств. Но мое внутреннее отношение к нему - я ему очень сочувствую. Мне очень горько, я сожалею, что так у человека сложилась жизнь. Конечно, отдушина, свет в этой истории - это любовь! Любовь прекрасна! И мы тему любви Дубровского к Маше доводим до драматически осязаемой кульминации, чтобы зрители знали о том, что надо к любви стремиться, надо любовь ждать и растворяться в этой любви, бороться за нее, чего бы это ни стоило.
 
Николай Андросов о Маше и о судьбе
- Николай Николаевич, вы объясняете артистам, какую эмоцию должен выражать в спектакле танец?
- Обязательно объясняем. Спектакли бывают разными по своей эстетике. Артист у нас сознательно вовлечен в процесс формирования эмоционального настроения. Мы пытаемся добиться, чтобы все было профессионально с технической стороны, по акцентам, по направлению ракурсов, жестов. В начале репетиции детально обговариваем, что должны чувствовать персонажи друг к другу во время танца, как взаимодействовать с солистами. Конечная цель нашей работы - чтобы зритель насладился талантом артиста.
- В чем идея спектакля?
- Главная идея - показать современными выразительными средствами классическую драматургию А. С. Пушкина. У Пушкина любовь и рок сведены в единое целое. В какой-то момент, как мне кажется (мы по-разному можем трактовать с авторами Кимом Брейтбургом и Кареном Кавалеряном фабулы спектакля), героиня становится важнее главного героя.
Маша проявляет себя цельной натурой с очень сильным характером.
Сильный характер - в любви, в убежденности, вере, приверженности традиции. Мы иногда делаем акцент на том, кто эта девочка.
Она сначала безмятежна: любимая дочка богатого помещика, у которой нет проблем, у нее мечты французские романы, она себе представляет некоего героя, который вот-вот появится, как рыцарь, который придет к даме возьмет ее замуж и будет у них счастливая жизнь. А все оборачивается совершенно не так. Она взрослеет и к концу спектакля становится очень крепкой и верной своему слову, своей клятве, православию: после венчания не соглашается убежать с Дубровским, нарушить клятву.
- И вы хореографически все это поддерживаете?
- Не только хореографически: и мизан-сценически, и вокально - все компоненты в контексте объединены в единую конструкцию, этим мюзикл и замечателен... Я только что выпустил «Пиковую даму» в Ростове и был в ужасном, подавленном состоянии. Не потому, что спектакль плохой - спектакль очень хорошо поставлен, но я прочитал письма Чайковского брату, где композитор отмечает, что «дописал финал «Пиковой дамы» и пришел в ужас: понял, что написал трагическую музыку, Германн погибает, и если мой ужас ощутит зритель, то буду считать, что добился воздействия на публику». А я как зритель хочу ли ощутить этот ужас при всем ужасе жизни, которая нас окружает? Люди ходят по двадцать раз на спектакль, чтобы получить положительные эмоции, пережить их вместе с героями. Я люблю Россию и работаю здесь, хотя очень много проектов за границей - во Франции, в Италии, в Америке. Мы были недавно с московским коллективом на Бродвее, и там возникает ощущение какого-то позитивного энергетического потока. Идут две девочки по Бродвею, видно, что они учатся в театральной школе, и поют песню из мюзикла «Звуки музыки». В Москве вы это увидите раз в сто лет. У нас все заняты выживанием. А эти девочки, может, материально хуже обеспечены, чем наши артисты, но у них взгляд на жизнь другой. У нас в спектакле то же самое, он жизнеутверждающий.
 
Владимир Жуков (Дубровский) о выборе
- Владимир, вы благородный разбойник в жизни?
- Мой отец-предприниматель часто сталкивался с проблемами, особенно в 90-е годы, и переживание за отца до сих пор во мне осталось, как и у моего героя. Что касается благородного... вомне нет ничего от военного, а здесь требуется армейская выправка. Злость, месть - какие-то качества есть, каких-то нет от Дубровского.
- Есть ли трудности в работе над этим мюзиклом?
- Режиссеры заставляют смотреть на себя под микроскопом, обращают внимание на то, чего ты никогда у себя не замечал. И постоянно идешь, как по минному полю: мелочей нет. От нас требуют - если вошел в роль, нельзя думать о том, например, что не дотянешь ноту. Не должен вообще ни о чем думать в момент включения в роль. Предположим, идет мелодраматическая часть спектакля, мне в это время нужно произносить текст, раскладывая его мелодично, смотреть на партнершу, подавать ей руки. И постоянно - режиссерское «Стоп!» Настраиваешься, а тут - стоп! Второй раз собираешься. Опять - стоп! Опять себя зажигаешь, и не то чтобы перегораешь, а начинаешь играть нажимами. Тяжелый спектакль: требует от нас пропускать все через себя. Постановочная группа говорит, что Маше не нужно жалеть себя и Дубровского, Дубровскому - себя и Машу. Она в конце выбирает путь денег. А я не хочу, чтобы Маша была мелочной-денежной, я додумываю (чтобы понимать, что играть), что она сделала выбор в пользу отца, потому что он ее вырастил. Она повинуется воле отца. Не знаю, получится ли это показать.

Светлана Алпатова 
 


"Московский комсомолец в Кузбассе" 24-31 мая 2017 года

Ким Брейтбург: «Рад, что ставлю «Дубровского» в Кемерове»!
В Музыкальном театре Кузбасса вовсю идет работа над новой постановкой мюзикла "Дубровский"

Автор музыки, продюсер Ким Брейтбург руководит репетициями нового мюзикла по мотивам повести А.С. Пушкина. Мы решили расспросить маэстро о спектакле, а также о музыке и творчестве.
Я ВЫБРАЛ СВОЙ ПУТЬ
– Ким Александрович, памятуя, что вы когда-то здесь жили, с каким чувством вы приехали в Кемерово?
– Да, девять лет жизни отдано Кемерову. Мы работали здесь с группой «Диалог» с 1980 по 1989 год, и у меня с этим городом многое связано. Я давно хотел показать здесь какую-нибудь свою большую работу. Наконец, после длительных переговоров мы с директором Музыкального театра Кузбасса Владимиром Юдельсоном приняли решение, что будем ставить мой мюзикл «Дубровский». Думаю, много людей, которые меня помнят по годам своей юности, придут послушать музыку, написанную человеком, на концерты которого они ходили совсем молодыми. Ответственность моя велика: нужно не разочаровать этих людей. Мы постарались создать хороший качественный спектакль. Я работаю не для горстки театральных критиков и снобов, а стремлюсь к тому, чтобы мое творчество было понятно всем людям без каких-либо оговорок.
– Вы говорите, что работаете для обычных людей. Вы пытаетесь понять современную эпоху?
– Я просто стараюсь быть максимально информированным в той области, которой занимаюсь. Поэтому мы с моей женой Валерией (а она – музыкальный руководитель всех моих постановок) посещаем почти все премьеры мюзиклов в Москве, если удается, то и в других городах. Мы следим за мировыми тенденциями, регулярно бываем на Бродвее и в Лондоне – в Вест-Энде. Не стоит забывать, что я большую часть жизни провел в шоу-бизнесе, а шоу-бизнес динамичен, подвижен. Я стараюсь, чтобы динамика моих продюсерских проектов на театральном поприще тоже была высокой. У нас есть опыт работы в крупных телевизионных проектах, мы умеем создавать большие концертные шоу, а в последние годы мы осуществили целый ряд успешных театральных постановок. Я полагаю, что нахожусь в тренде, понимаю, что модно, какие направления в области создания мюзиклов актуальны сегодня в России. 
Я выбрал свой путь и по нему следую. Не думаю, что вы найдете много аналогов «Дубровскому». Этот мюзикл несет в себе некоторые черты ревю, а музыкальные стили, которые в нем использованы, – это и неоклассика, и рок, и поп-музыка. В нем также есть музыкальные эпизоды, интонационно очень близкие русскому романсу. На сцене (кроме солистов, хора и балета) будет располагаться оркестр. Наряду с «живым» оркестром в спектакле мы применяем и компьютерные технологии: звуковые эффекты, дублирование и дополнение инструментов оркестра синтезированными звуками. И когда это все начинает звучать, да еще и при хорошей игре и пении актеров, с которыми мы тщательно и подробно работаем над всеми деталями, зритель получает большое эмоциональное впечатление.
Либретто мюзикла, стихотворные тексты музыкальных номеров написаны поэтом и драматургом Кареном Кавалеряном. До недавних пор он был чемпионом «Евровидения», сочинив самое большое количество песен, в том числе и на английском языке, которые исполняли участники «Евровидения». Он написал свыше тысячи песен, многие из которых мы знаем с юных лет: «Старый отель», «Ночное рандеву», «Замок из дождя». Многие наши совместные песни тоже стали известными. 
Часто бывает так, что наши спектакли становятся театральным событием в том или ином городе. «Дубровский» выстрадан, постановка хорошо выверена, думаю, что нас всех ждет успех, если ничего не случится, конечно! Был случай, когда мы готовились к премьере мюзикла «Леонардо» в Нижнем Новгороде и сыграли только превью, а на следующий день сработала система пожаротушения, на сцену хлынула вода с колосников (там есть специальные устройства, которые срабатывают в случае пожара), а тревога оказалась ложной. Затопило весь театр – сцену, только что сделанные декорации. Премьеру перенесли. Если Бог даст, то в Кемерове все пройдет без эксцессов. Музыкальный театр здесь – просто отличный!
ВНОВЬ ПРОЖИТЬ ЖИЗНЬ
– Как возникает идея мюзикла, главного героя?
– Иногда идеи генерируются мною, иногда – людьми, с которыми я работаю. Например, идею сравнительно нового мюзикла, одной из последних крупных моих премьер, – «Джейн Эйр» по мотивам Шарлотты Бронте – предложила и настойчиво продвигала супруга, это ее любимый роман. Идея «Дубровского» принадлежит Карену Кавалеряну. В этом сюжете есть все, что нужно для мюзикла: романтический герой, тонкие и современные в каком-то смысле отношения Дубровского и Маши, насилие и агрессия – в виде народных бунтов, острота развития сюжета, что для мюзикла очень важно. Есть и яркий антигерой – Троекуров, деспот, человек, наделенный неограниченной властью над своим окружением. Все это в совокупности придает происходящему определенную динамику и драматизм. У сценического воплощения литературного произведения в музыкальном театре есть свои законы, поэтому какие-то коллизии взаимоотношений главных героев были чуть изменены, но не настолько, чтобы сломать все, что было в повести Пушкина. Мы очень аккуратно к этому подошли. 
Тот мюзикл, которым я пытаюсь заниматься, с одной стороны, несет в себе традиции эстрадного театра (а не русского психологического театра драмы), с другой – в каком-то смысле продолжает традиции классического американского мюзикла, который создавался в 30-40-е годы. Яркие персонажи, точные по типажам, очерченные выпукло, а порой и гротескно, характерны для этого жанра. Вот и у нас в мюзикле персонажи второго плана – полицейский Волокуша, помещик Спицын, мелкие чиновники, лизоблюды, которые окружают Троекурова, – гротескны. По-новому поданы образы Архипа и Егоровны, они откровенно безобразны в своих проявлениях, и во многом интрига сюжета создается вокруг них: они предают своего хозяина, из-за чего в конце спектакля разворачивается драма. 
– Как вы думаете, зрители ходят на мюзикл в театр за ответами, вопросами или просто расслабиться и отдохнуть?
– На первых порах, если спектакль разрекламирован хорошо, то люди идут из любопытства. Сравнить то, что они видели до этого, с тем, что им сейчас в каком-то смысле навязывает  реклама. А вот что происходит дальше, зависит от спектакля. Дальше люди могут идти для того, чтобы опять прожить жизнь персонажей, проникнуться эмоциональным строем спектакля, послушать полюбившиеся мелодии. Часто приводят друзей, чтобы убедиться, что эмоции, которые были испытаны ими на спектакле, могут быть подтверждены их родными и знакомыми. У нас есть одна зрительница, думаю, рано или поздно она здесь появится, ее зовут Настя, так вот она посетила более 200 (!) наших спектаклей, объездила всю страну вслед за постановками, была в Уфе, Красноярске, Москве, Нижнем Новгороде. Сама она из Минска, работает в библиотеке, то есть человек небогатый. Для нее собрать деньги на поездку, думаю, непросто, и поэтому такая любовь к искусству дорогого стоит. Однажды на спектакле в Красноярске я встретил человека, который сказал, что был 14 раз на моем мюзикле «Голубая камея», сказал, что он доктор наук и преподает в одном из местных университетов. То есть я хочу сказать, что это не какие-то сумасшедшие, а абсолютно нормальные люди, просто для них это важно, они это любят. А то, что на наших спектаклях зрители бывают по два, три, четыре раза – это норма. У меня еще есть одно соображение, касающееся шоу-
бизнеса и театра. В связи с тем, что экономическая ситуация в стране сложная, возможности возить с собой большой антураж, коллектив из 30 человек у артистов нет. Или это должна быть звезда уровня Киркорова, Лепса. И я понял, что создание масштабных шоу возможно только стационарно, то есть театр, где есть труппа, балет, хор, солисты, иногда очень хорошие солисты – все это позволяет организовать качественное шоу со светом, звуком, танцами. А самое главное – это может нести в себе захватывающий сюжет, интересную художественную идею. В театре все это можно сделать. Я не верил до конца, если честно, что такое возможно, но, например, в Уфе, где в русском драматическом театре наш мюзикл «Голубая камея» идет уже восемь лет, я был недавно на 253-м спектакле, и зал был полон! Это удивительно!
ВАЖНО, ЧТО ЧУВСТВУЕТ ЗРИТЕЛЬ
– Вы много работаете в российских городах. Есть ли разница между Москвой и провинцией?
– Есть дух города. Города отличаются друг от друга. Нельзя сказать, что публика, которая живет в Нижнем, и публика, которая живет, например, в Кемерове, совершенно одинакова. Разная история у этих мест, разные обстоятельства определяли жизнь народа, который здесь живет. В Кузбассе понятно, что определяло – угольные разрезы, шахты, тяжелый труд. На Волге – другая история. Разная ментальность у людей, разное чувство юмора. Поэтому мы всегда делаем превью, предварительный показ до премьеры, поэтому у нас открытые репетиции: я хочу понять реакцию людей. Для меня показательна реакция актеров, то, как они относятся к постановке. Потому что актеры живут в этом социуме и в этом городе. И то, как они чувствуют спектакль, – некое проецирование того, что будут чувствовать зрители. Я прислушиваюсь к тому, что говорят службы театра, дирекция, я как продюсер должен понимать ситуацию. Нужно точно определить свою нишу и в ней плодотворно существовать, что я и делаю. Та музыка, которую пишу я, – это все-таки музыка русская. В этом наш приоритет над иностранными мюзиклами и залог взаимопонимания с публикой в разных городах России.
– Какую музыку вы слушаете?
– Музыку, связанную с музыкальным театром. Также слушаю рок, поп-музыку. Должен сказать, что, кроме хип-хопа, ничего особенно нового для себя не открываю.
– На ваш взгляд, изменится ли музыкальный театр лет через 20-30?
– Будущее принадлежит шоу. Шоу могут быть развлекательными в большей или меньшей степени, но они будут яркими и зрелищными. Рок-музыка займет нишу, подобную той, какую сейчас занимает джаз, уйдет в клубы и не будет достоянием широкой общественности. А песня, популярная музыка всегда будет существовать в той или иной форме – может быть, будет больше электроники или живого звука, но она будет всегда, подобно тому, что всегда между людьми есть простые и искренние отношения, дружба, любовь, семья, дети.

Светлана Алпатова 
 
 


«Российская газета» от 06.10.2016г.

В Москве открылся Всероссийский фестиваль музыкальных
театров "Видеть музыку"
В Москве появился новый фестивальный гигант  - Всероссийский фестиваль музыкальных театров "Видеть музыку",  уже в первом своем призыве собравший  около двух  десятков коллективов из регионов и республик страны. В афише, развернувшейся на всех музыкальных сценах  Москвы  - почти сорок названий балетов, опер, мюзиклов, оперетт.  Масштабы нового проекта сравнивают с  Национальной театральной премией-фестивалем "Золотая маска", конкурентом которой он неизбежно станет. Но идеология  нового фестиваля позиционируется другая. Об этом обозревателю  "Российской газеты" рассказал президент Ассоциации музыкальных театров России, художественный руководитель Детского музыкального театра им. Н. И. Сац, режиссер Георгий Исаакян.
В чем суть нового проекта?
Георгий Исаакян: Дело в том, что по окончании ГИТИСа в Москве я двадцать сезонов работал в провинции, много ездил и ставил в России и за рубежом. И хотя уже семь сезонов я возглавляю федеральный московский театр, я ощущаю провинцию как часть своего тела, продолжаю ездить и ставить там спектакли. И могу  утверждать, что это живая и, увы, во многом невидимая Москве страна. Не понимаю почему, но обычно мы завышаем наши ожидания от провинции, слишком много требуем от нее, отдавая ей так мало и считая, что люди за копейки должны создавать шедевры, соответствующие лучшим мировым стандартам.  При этом, мы не прощаем им ничего, даже когда они делают что-то экстраординарное, но с помарками. Тычем им в лицо этими помарками, не пытаясь осознать, какое вообще для них было усилие подступиться к какому-то материалу. Собственно говоря, главной идеей этого фестиваля и было увидеть эту живую и невидимую страну в ее огромном масштабе.
Когда весной вы объявляли новый фестиваль, речь шла о нескольких спектаклях из регионов страны. Как вдруг сложилась афиша в почти сорок названий? 
Георгий Исаакян: Афиша сложилась сама собой. Театры заявлялись, кто хочет и кто может приехать, сами выбирали спектакли, которые считают для себя важным художественным высказыванием. И это принципиально, потому что ни я, ни отборочный совет, которого у нас нет, не диктовали театрам никаких условий, не навязывали своего взгляда. Афиша фестиваля органична как голос самих театров, которые почти не знают в Москве. Приехали театры из Кузбасса, Махачкалы, Иркутска, Крыма, театр из Улан-Удэ, который уже 30 лет не был в Москве, и многие другие. Открытий будет много. Только что прошел спектакль Кузбасса, где меня поразил совершенно фантастический актерский ансамбль. А ведь это, скорее всего,  сложный регион по зрителю, и театр не богатый: видно, что все сделано на копейки. Но коллектив работает неистово. В спектакле не было ни одной секунды заигрывания со зрителем, ни одной секунды пошлятины, которую легко продать. У нас ведь есть такое предубеждение, что чем дальше от Москвы, тем все упрощенее. А на самом деле выясняется, что люди не согласны даже за те гроши, которые они получают, торговать собой. И это тоже открытие.
Создавая наш фестиваль, ни о какой конкуренции с "Золотой маской"  мы не думали. Просто делаем свое дело...
А для меня открытие - именной ряд композиторов в афише: от Хуана Идальго де Поланко, жившего в 17 веке, Генделя, Моцарта, Чайковского до Яначека, Прокофьева, Бриттена, Щедрина. И при этом, ни одной оперы Верди. А ведь несколько лет назад еще доминировала точка зрения, что кассу в оперном театре делают только Верди и Чайковский. Это означает, что ситуация изменилась?
Георгий Исаакян: Вряд ли ситуация со зрительским запросом сильно изменилась. Но афиша этого фестиваля показывает, что даже не самые известные региональные театры пытаются противостоять давлению извне. Я только что участвовал в телемосте между несколькими столицами СНГ, и одна журналистка в очередной раз говорила про то, что театр может быть самоокупаемым. Вот эта идиотическая идея живет в умах и процветает, и насаждается. Давайте превратим театр в рынок! Между тем, оказывается, что театры отнюдь не пустились во все тяжкие зарабатывать, и никто из них не привез дешевки или простенькой жвачки для ума. Наоборот, привезли серьезные работы, представляющие иногда даже вызов. Как сказал после спектакля Свердловской музкомедии "Анри"  директор театра Михаил Сафронов: "Да, у нас это не самый доходный спектакль, но мы считаем, что он должен быть в репертуаре, потому что он задает совершенно другую планку театру". Тот же Кузбасс привез вроде бы "коммерческое", скандальное название "Продажная любовь", но оказалось, что это серьезный спектакль по "Пышке" Мопассана на либретто Валерия Семеновского, с очень сложным текстом и с очень тонкой музыкой молодого московского композитора Николая Орловского.
На фестивале предстоит премьера вашей постановки в театре Сац - опера "Любовь убивает" Хуана Идальго де Поланко. Это может стать традицией  - фестивальные премьеры?
Георгий Исаакян: В нашей афише даже две  московские премьеры - "Любовь убивает" и премьера Московского театра оперетты - мюзикл "Анна Каренина". Надо отдать должное коллегам в московских театрах: все они дали в афишу самые свежие свои спектакли. Большой театр показывает "Осуждение Фауста",  спектакль, который многие даже в Москве не успели еще увидеть. Театр Станиславского и Немировича-Данченко - свою летнюю премьеру: "Любовь к трем апельсинам". "Геликон-опера" - "Евгения Онегина" "по Станиславскому", а  Театр Покровского - " Лису-плутовку" Яначека. Все это - не какой-то лежалый товар,  предложенный формально. Отношение к фестивалю, к ассоциации, к афише со стороны всех театров было самое что ни на есть серьезное, внимательное и товарищеское.
Очевидно, что такой проект  сложен и по логистике и по своей экономике. Как он строится? 
Георгий Исаакян: Естественно, если бы Министерство культуры не поддержало эту идею, мы бы ее не смогли осуществить. Нам выделили достаточно серьезные средства на то, чтобы все театры смогли бы двое-трое суток жить в Москве. Надо понимать, что театр оперы и балеты - это огромная машина, и когда везут на гастроли спектакль, счет идет на сотни человек. При этом все московские музыкальные театры единогласно согласились предоставить сцены для  коллег. Я прекрасно понимаю, что и у Геликона, и у Новой оперы, и у Большого театра, и у театра Станиславского и Немировича-Данченко планы расписаны далеко вперед, а коммерческая аренда стоит серьезных денег.  Но московские театры не просто "пустили" коллег практически бесплатно на свои сцены, но и сейчас, когда я бываю на этих площадках во время приезда театров, монтажа, репетиций, я вижу, как все помогают друг другу. Это театральное братство явлено с такой очевидностью, трогательностью, что вызывает у меня комок в горле. Мне кажется, что театр невозможен без этой доли донкихотства, и дух стяжательства, который так насаждается в театре извне, абсолютно чужд ему. Конечно, и без решимости директоров региональных театров этот проект был бы  невозможен. Ведь я знаю, что такое тащить региональный театр, где каждая копейка на счету и каждый поход к губернатору с просьбой - это исчерпание некоего лимита просьб. Но, тем не менее, все получилось: благодаря региональным властям, откликнувшимся на просьбу ассоциации и руководителей театров, были  выделены средства, чтобы театры смогли привезти в Москву свои коллективы, доставить декорации.
Аналогии нового фестиваля с "Маской" неизбежны. Но теперь "Видеть музыку", который проходит осенью, будет предварять весенний конкурс "Маски", и театры вряд ли повезут во второй раз в Москву спектакли, которые могли бы быть номинированными на премию?  
Георгий Исаакян: Во-первых, это выбор каждого театра, в какую игру ему играть. Во-вторых, большая часть спектаклей, которые показываются сейчас, сезонный цикл уже прошла, и они уже не были номинированы, не были замечены в Москве. И когда  я сейчас смотрю эти спектакли, как, например, танц-спектакль "Анри" Свердловской музыкомедии, я задаюсь вопросом: почему? Создавая наш фестиваль, ни о какой конкуренции с "Маской" мы не думали. Мы просто делаем свое дело, делаем то, что считаем нужным для всех, без исключения, театров.   
И в чем вы видите результат этого фестиваля? 
Георгий Исаакян: Я бы хотел, чтобы были замечены те, кто существует не замеченным. Чтобы стали известны те, кто были не известны. И мне кажется, что уже первые спектакли фестиваля дают основания для этого. Я надеюсь, что между театрами даже в такой краткой ситуации фестиваля  возникнут какие-то новые  контакты и  связи. Главное, мы не разделяем провинцию и столицу. Ведь беда нашей огромной страны  в том, что ее  ткань разорвана территориально: театры отстоят друг от друга на 500-600 километров, и каждый варится в собственном соку. Установить такие живые связи, чтобы идеи, мысли, имена, названия активно циркулировали между  российскими театрами -  одна из практических целей нашего фестиваля. А одна из донкихотских целей состоит в том, чтобы даже самые небольшие по своим возможностям региональные театры смогли ощутить себя частью общей системы,  чтобы смогли почувствовать, что они  и есть важный элемент этой системы, и  чтобы они знали - то, что они делают, не затеряется в просторах страны.
Кстати
Фестиваль музыкальных театров "Видеть музыку" продлится в Москве с 27 сентября по 3 ноября.  Заключительный гала-концерт и церемония вручения премии "Легенда" состоятся на сцене Музыкального театра им. К.С.Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко 4 ноября.
 


Январь/Февраль 2016г. "Музыкальный журнал"


Декабрь 2015г. "Музыкальный журнал"


Октябрь 2015г. "Музыкальный журнал"
 



Октябрь 2015г. "Музыкальный журнал"
 



21 мая 2015г.

Севастополь без фальши

 

Премьеру спектакля «Севастопольский вальс» в Музыкальном театре Кузбасса приурочили к юбилею Победы: первые показы состоялись 5, 6, 7 мая.
Но можно быть уверенным: этот спектакль войдет в афишу театра надолго. Питерский режиссер Владимир Подгородинский, художники Станислав Зайцев и Елена Лесникова (оба - Одесса), а также дирижер-постановщик Валерий Ермошкин сделали всё, чтобы репертуар нашего театра пополнился еще одной качественной классической опереттой. Ведь «Севастопольский вальс», переживший в советское время сотни постановок и на волне 70-летия Победы обретший вторую волну славы, уже вполне можно считать классикой.
Забавно, что знаменитый вальс композитор Константин Листов написал задолго до создания оперетты - в 1956 году. А в 1961-м, сам бывший одессит, он охотно взялся за ностальгический сценический материал про моряков-черноморцев. Как признавался композитор, «мне было интересно писать эту оперетту, потому что тут есть и героика, и лирика, и юмор».
Думается, именно эта отложенность во времени (война вспоминается, как прошлое - наяву героев волнуют совсем иные заботы) и обеспечила успех оперетте. Она, хоть и «про войну», получилась в полном соответствии с жанром: солнечной, веселой, праздничной.
В нашем спектакле, впрочем, явной неудачей можно назвать первую часть первого действия: фронт. Статичные сцены, довольно затянутая экспозиция, мрачный колорит (ну, куда от него денешься, если речь идет о предстоящем штурме Инкерманских высот?) несколько искупается, правда, кадрами, выведенными на экраны: они установлены и на заднике сцены, и по бокам. На экранах - пейзажи бушующего моря, взрывы бомб, картины боя.
Позже на них будут транслироваться картины мирной жизни: фрагменты знаменитых полотен, запечатлевшие бравых черноморцев, цветущие бульвары, виды с Графской пристани...
Этот видеоряд неназойливо создает атмосферу места, овеянного легендами. И события, которые развиваются после войны на знаменитом Приморском бульваре, как нельзя лучше укладываются в легенду про севастопольцев: мужественных, стойких, верных и в бою, и в любви.
Впервые оперетта «Севастопольский вальс» явилась на кемеровской сцене в 1962 году. Тогда в ней блистал Александр Бобров. Народный артист и любимец публики, он создал незабываемый образ моряка-узбека Рахмета Алиева. В нынешнем спектакле эту роль играет Константин Голубятников. И думается, он ничуть не уступает своему великому предшественнику. Легкий акцент, по-восточному вкрадчивая ласковость, умение перевести любой спор в шутку, а дискуссию завершить цветистой народной мудростью - эти свойства образа так легко и естественно легли на личность Голубятникова, словно вместе с ним родились. Бывший киномеханик, ставший моряком, а в мирное время возглавивший Клуб офицеров флота, Алиев-Голубятников с удовольствием принимает на себя роль благородного «серого кардинала»: во всяком случае, разруливать любые запутанности в людских судьбах ему доставляет явное наслаждение!
В этом спектакле вообще хороши актерские работы. Комический дуэт боцмана Федора Кузьмича (Олег Брылев) и тёти Дины (Ольга Белова) превратил «мирную» часть спектакля в апофеоз южнорусского жизнелюбия. Толстинки, подложенные под костюм похудевшей примы, обжиты ею так натурально, так аппетитно и убедительно, ее постоянный заливистый смех, всегда готовый сорваться в столь же заливистое, сильное, богатое обертонами сопрано, делают персонаж Ольги Беловой «настоящей крымчанкой». Во всяком случае, именно так представляем мы себе озорных, остроумных и горластых южанок, торгующих за прилавками.
А «Кузьмич» Олега Брылева, усатый хохол, словно унаследовал колорит героев Гоголя и Бабеля. Резкий, но отходчивый, ревнивый, но нежный, его боцман проживает на наших глазах целую жизнь: от робкой влюбленности до счастливого совместно-супружеского старения под сенью каштанов. И мягкий юмор этой такой обыденной счастливой жизни наполняет образ и объемом, и теплотой.
Вполне успешно справилась со своей непростой ролью главной героини и Любаша (Анастасия Петрова). Дерзкая детдомовская девчонка, она любит искренне и сильно, хотя и выражает свои чувства неумело. Это сочетание нежности и неуклюжести, бесшабашной смелости, глубины чувств и почти подростковой вульгарности удались актрисе очень точно. Рядом с ней ее кавалеры Генка Бессмертный (Александр Жуков) и капитан Дмитрий Аверин (Константин Круглов) составляют весьма убедительный любовный треугольник. Элегантный и сдержанный Круглов как нельзя лучше контрастирует с живостью непосредственного, подвижного Жукова.
Заканчивается спектакль знаменитым хором, исполняющим «Севастопольский вальс». Но после него, как постскриптум, звучит еще одна песня: Гимн Севастополя на музыку В.Мурадели. А перед ней на экраны сцены выводится кадр из теленовостей, где президент Путин говорит легендарную фразу: «Крым и Севастополь вернулись наконец в свою родную гавань». И надо признать: эта патетическая нота здесь звучит вполне уместно, она отнюдь не вызывает отторжения излишним пафосом.
Принято считать, что оперетта - искусство развлекательное, оно - вне времени, вне политики. Но Музыкальный театр Кузбасса, как видим, сумел сказать свое слово «на злобу дня». И не сфальшивил ни одним звуком.

Ольга Штраус.

 

 

07 мая 2015г.

 

Вальс в подарок

 

В Музыкальном театре Кузбасса прошла премьера - спектакль «Севастопольский вальс» приурочен к 70-летию Победы. Первыми его увидели ветераны.
В зрительном зале присутствовал Аман Тулеев.

 

Праздничная атмосфера, и без того по обыкновению сопровождающая премьеры, на этот раз была усилена вдвойне. Уже при входе билетерши бесплатно вручали всем программки спектакля, зрителям-ветеранам дарили коробки конфет и приглашали их пройти на второй этаж: там в фойе был накрыт праздничный стол. Чаепитие с пирожками и бутербродами пришлось как нельзя кстати, ведь многие ветераны в эти предпраздничные дни несут утомительную вахту (встречаются с молодежью, участвуют в торжествах и пр.).
У входа гостей встречает председатель областного совета ветеранов Нина Неворотова. Интересуюсь, кто именно приглашен сегодня на спектакль. «500 человек, фронтовики, труженики тыла, дети войны, - рассказывает Нина Павловна. - Понятно, в основном - из Кемерова и близлежащих городов. Для жителей отдаленных городов такая поездка уже, увы, не по силам. Вот смотрю, нет ли тут Владимира Ивановича Бурмистрова из Белова. Он - участник трех парадов Победы на Красной площади, мы вместе с ним только что сирень Победы в Парке Жукова сажали... Похоже, до театра он не доехал, отправился домой. И понятно! Ведь за 90 уже человеку...»

 

Зато в зале - супруги Шураевы. Известный историк Александр Фролович Шураев - бывший малолетний узник фашистских лагерей. Договариваемся обменяться впечатлениями после спектакля.
А Виталий Алексеевич Некрасов, ветеран военной службы, с гордостью признается мне: «Я - дитя Победы. Родился в августе 45-го». Спектакль он смотрит с особым чувством: ведь все, что показано на сцене, впрямую касается его лично. «Я словно в молодость окунулся! Так же, как персонажи этой оперетты, учился в Ленинграде, в Севастополе бывал на практике. Все эти названия - Приморский бульвар, Графская пристань - для меня звучат, как родные... И влюблялись мы так же, и танцевали на площади - а как же? Я и сейчас еще могу яблочко сбацать!» Виталий Алексеевич служил на первых атомных подводных лодках, четыре раза ходил в автономку («американцев гоняли только так!»). Поэтому пафос спектакля (Севастополь был и остается нашим, российским городом) ему по-особому близок.

 

С особым чувством смотрел этот спектакль и Николай Иванович Слепенко. Фронтовик, участник форсирования Днепра и Дуная, он освобождал от фашизма не только нашу страну, но и Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию. А после всю жизнь трудился на «секретном» кемеровском заводе «Прогресс», так больше ни разу и не побывав за границей. О спектакле отзывается восторженно: «Очень понравилось! Как снова в молодость попал». Немудрено: он служил в понтонном полку, сам всю войну был ротным запевалой, так что и водная, и вокальная стихии, столь богато представленные в спектакле, ему хорошо знакомы. Николай Слепенко и сейчас еще поет в ветеранском хоре. «А мне ведь уже 95 лет! На прошлой неделе исполнилось, 29 апреля. Так что этот спектакль считаю персональным подарком мне лично».
Стоит отметить, что свою знаменитую оперетту композитор Константин Листов написал в 1961 году, это было уже, так сказать, приношением памяти военных моряков, героически отстоявших Севастополь в годы Отечественной войны. Атмосфера воспоминаний рождает ностальгические мотивы, которые очень точно удалось передать постановщику спектакля - режиссеру Владимиру Подгородинскому.
Вообще «Севастопольский вальс» является на сцену Музыкального театра Кузбасса второй раз. Впервые он был поставлен в 1962-м. И тогда в спектакле блистал несравненный Александр Бобров - первый в Кузбассе «народный артист», кумир публики. Его имя по праву носит сегодня Музыкальный театр Кузбасса, а год, в который празднуется 70-летие Победы, для памяти А.К. Боброва - особенный. В этом году исполняется сто лет со дня его рождения. Участник войны, обладатель высоких фронтовых наград, Александр Бобров, как вспоминают театралы, был изумительно хорош в этом спектакле в роли узбека Рахмета Алиева. И сам он очень любил эту работу. В нынешней же постановке партию Рахмета очень выразительно исполнил Константин Голубятников. Впрочем, подробную рецензию на этот спектакль мы опубликуем чуть позже.
А сейчас надо сказать, что сразу после спектакля на трибуну вышел Аман Тулеев. Еще находясь под впечатлением от увиденного, он вместе со всеми зрителями разделил пафос последних сцен спектакля: Севастополь снова наш! «250 дней город держал оборону, закрывая фашистам путь к нефтеносным районам нашей страны, - сказал Аман Тулеев. - Историки подсчитали: на каждый квадратный метр там упало полторы тонны снарядов, город буквально был полит кровью наших бойцов».
Говоря же о спектакле, он назвал его «ярким, талантливым, светлым, берущим за душу». Порадовался тому, что в зале, помимо ветеранов, находятся и кадеты: молодые должны видеть нашу историю воочию, видеть, как осмысляются ее события в лучших художественных произведениях.
В завершение праздника Аман Тулеев вручил высокие областные награды. Постановщик спектакля, заслуженный деятель искусств, профессор Санкт-Петербургской академии театрального искусства, художественный руководитель театра рок-оперы Владимир Подгородинский стал «Лауреатом премии Кузбасса». Надо признать, эту награду Владимир Иванович заслужил давно: он двенадцать лет сотрудничает с Музыкальным театром Кузбасса, является режиссером десяти спектаклей, которые составляют основу нашего репертуара. «Поразительное дело, - замечает директор театра Владимир Юдельсон, - но все постановки Подгородинского обладают удивительным долгожительством! Из всех десяти спектаклей со сцены сошла разве что «Астрономия любви» - и то лишь потому, что исполнитель главной роли уехал из Кемерова». Добавим: спектакли Подгородинского еще и очень любит публика. «Прелести измены», на мой взгляд, лучший из мюзиклов, поставленных на нашей сцене. А «Дон Сезар де Базан» в постановке Подгородинского по-новому, необычно раскрыл возможности многих наших артистов.

 

О новой премьере сам режиссер сказал так: «Что получилось - судить вам. Я свою работу сделал честно, мне за нее не стыдно».

 

Орден Почета Кузбасса был вручен вдове Александра Боброва актрисе Анне Елесиной. Поражает жизнестойкость и жизнелюбие этой женщины! Более 30 лет танцевала она в балетных партиях на сцене Музыкального театра. И вот уже более двух десятилетий служит в Кемеровском театре для детей и молодежи, являясь, по сути, живой легендой нашего города. «Представьте, я ведь более 60 лет на сцене!». Принимая награду из рук губернатора, она особенно поблагодарила Амана Гумировича за отношение к памяти ее мужа: известно, что 2015-й в нашем регионе объявлен еще и «Годом Боброва».
16 сотрудников кузбасских театров - ровесники Победы - были награждены в этот день медалями «За служение Кузбассу» и «За веру и добро». А пять школьников, победителей театральных конкурсов, получили премии и звание «Надежда Кузбасса».
В завершение церемонии было объявлено, что после показа пяти премьерных спектаклей награды получат и артисты - исполнители ведущих партий в «Севастопольском вальсе».

 

Ольга Штраус.

 

 

 

28 марта 2015г.

 

Сильва с сюрпризом

В Музыкальном театре Кузбасса состоялся бенефис заслуженной артистки России Ольги Беловой .

 

Жанр этого действа устроители обозначили необычно: бенефис-сюрприз. И хотя в афише значилась знакомая «Сильва» (спектакль Владимира Подгородинского, который уже третий сезон идет в театре), сюрприз, поразивший всех, состоялся.

 

Интригу сохраняли до последнего. А заключалась она в том, что Ольга Белова исполнила в бенефисном спектакле сразу две главные партии: и Сильву, и «королеву Чардаша», княгиню Воляпюк. Но, конечно, не во всех сценах, а только в эффектном финале, где подыграть ей в роли Сильвы на сцену вышла Эллина Тельбух.

 

— Идея принадлежит директору Владимиру Иосифовичу Юдельсону, — рассказывает бенефициантка. – Месяца за два до бенефиса он вызвал меня и предложил устроить вот такой сюрприз. «Ты ведь отличница, — сказал, — у тебя – две пятерки, ты справишься».

 

Стоит заметить, что к своему «пятерочному возрасту» Ольга Белова вполне непринужденно перешла от ролей героинь на характерные партии. Этот переход дался ей легко: веселая, смешливая, боевая, она как в собственную кожу влезла в комедийные опереточные партии (буффонадная маркиза в «Дон Сезар де Базане», Серафима в «Белой акации»). Впрочем, ей замечательно удаются и трагические роли (образ Куделихи, созданный ею в мюзикле «Своей душе не прекословь», — это до слез трогающая история материнской драмы).

 

А Сильву, кстати, Ольга впервые спела почти четверть века назад — в 1991 году.

 

В новой постановке она сейчас с аппетитом и азартом играет тщеславную княгиню Воляпюк, которая в финале с наслаждением предается своему разоблачению: возвращаясь в кафе-шантан, вспоминает, как царила тут на сцене в молодости. И натуральный шпагат, на который садится Ольга Белова, заслуженно срывает бурю оваций.

 

— Вокально, я знала, с партией Сильвы справлюсь, — признается солистка. – Но чтобы зрителя не шокировать, я должна была и внешне преобразиться в молодую красавицу.

 

И у Ольги Беловой это получилось!

 

— За два месяца похудела на одиннадцать килограммов, подтянула в тренажерном зале все мышцы. Сейчас мечтаю: сброшу еще килограммов 15 – и вообще в репертуар войду с этой ролью, — смеется она.

 

За время спектакля она успела переодеться пять раз, и каждый новый наряд являл нам новый образ Ольги Беловой, но всегда молодой, яркой, задорной.

 

Директор Кемеровского колледжа культуры Александр Билль, поздравляя героиню вечера, назвал ее главной звездой среди всех выпускников колледжа. Юной девочкой из Мариинска она пришла сюда учиться вокалу, а через несколько недель после выпуска уже была в штате театра. Директор театра Владимир Юдельсон подтвердил: в трудовой книжке Ольги Беловой только одна запись: 35 лет она служит на сцене нашего Музыкального.

 

А публика нескончаемыми аплодисментами уверила: когда Белова на сцене – спектакль обречен на удачу. Ее жизнелюбие, яркое актерское дарование, блестящий, богатый, не стареющий голос — залог удачи любого спектакля.

 

Ольга Штраус.

Артист - самолет и человек

12.01.2015

2015-й станет в Кузбассе Годом артиста А.К. Боброва.

 

Александр Константинович Бобров, чье имя носит Музыкальный театр Кузбасса, - личность для нашего региона знаковая. Он - первый артист в Кемеровской области, который был удостоен звания «народного». Он и по сути был таковым: амплуа «простак», столь любимое характерными артистами в оперетте, шло ему как нельзя более. Богатое чувство юмора, великолепная пластика, голос - небольшой, но запоминающийся выразительнейшими интонациями... Таким знали солиста Боброва и коллеги, и зрители. Говорят, кемеровские мальчишки, увидав его на улице, сопровождали актера бесконечными выкрикиваниями какой-нибудь его «ударной фразы» из последнего спектакля: телевизор был редкостью, в театр ходили чаще, словечки из спектаклей растаскивали на цитаты...
В наступившем году исполняется 100 лет со дня рождения Александра Константиновича.
По этому случаю в Кузбассе запланирована целая серия мероприятий, посвященных памяти А.К. Боброва. Каких именно? Об этом - наш разговор с директором Музыкального театра Кузбасса и председателем Кемеровского отделения Союза театральных деятелей Владимиром ЮДЕЛЬСОНОМ.

- Владимир Иосифович, Год Боброва, надо полагать, включит мероприятия, интересные не только коллегам артиста?
- Безусловно. В этом году, как известно, в Кемеровской области должен пройти очередной фестиваль «Кузбасс театральный», который проводится по обыкновению раз в два года. Так вот, мы решили, что нынче приурочим его к дню рождения Александра Боброва, поэтому состоится он не в марте, как обычно, а в октябре. И будет включать в себя не только конкурсную программу спектаклей, которые театры покажут жюри и публике областного центра, но и выездную составляющую. То есть свои лучшие спектакли (не обязательно из последних премьер, а просто самые любимые зрителями, самые кассовые) все театры-участники фестиваля покажут «на выезде». В рамках фестиваля для этого будет определен специальный день, в который Прокопьевский, скажем, театр вывезет свой спектакль в Мариинск или Тисуль, мы съездим со своим хитом в Междуреченск или Калтан, Новокузнецкий театр побывает в Белове или Крапивинском... Я говорю примерно, конкретный маршрут пока не составлен. Но эту идею мы реализуем непременно: хочется, чтобы праздник «Кузбасс театральный», посвященный памяти великого артиста, стал событием для зрителей всего нашего региона.
Разумеется, в рамках фестиваля запланировано и вручение премии имени Боброва, и проведение цикла лекций и встреч, посвященных его личности. Наши артисты, сотрудники театра, те, кто знал и помнит Александра Константиновича, выйдут в клубы, школы, другие учреждения культуры, чтобы рассказать о нем.

 

- Слышала, что в Кемеровском музее изобразительных искусств вы запланировали специальную выставку о Боброве?
- Не о Боброве, а о работе театральных художников вообще. Костюмы из спектаклей, эскизы и макеты декораций, куклы из театров кукол - всё это, думаю, будет очень любопытно увидеть широкому зрителю вблизи.
Кроме того, у нас в плане - серия выставок, которые будут устроены в краеведческих музеях региона. Условное название - «Из истории развития театрального дела в Кузбассе». Есть предварительная договоренность с музейщиками: выставки эти должны непременно содержать раздел «Театральный Кузбасс - фронту». Ведь Александр Константинович Бобров - участник войны. И не только он один. Вспомнить артистов, защищавших нашу страну в боях Великой Отечественной, в год 70-летия Победы, - святое дело. Тем более, в Кузбассе немало любопытных фактов из этой, театрально-фронтовой, истории. Знаете ли вы, например, что в годы войны сотрудники театров Кемеровской области собрали деньги на постройку военного самолета, который так и назвали - «Артист Кузбасса»? А многолетний помощник режиссера в Кемеровской драме Таисия Павловна Суворова, которая, кстати, жива до сих пор, была на фронте лучшим пулеметчиком.

 

- Очень интересно! Но «для своих», для людей театра, у вас наверняка есть еще и своя, особая программа празднования Года Боброва?
- Конечно. Все знают, что одним из страстных увлечений Александра Константиновича был бильярд. Много лет в память о нем в Кемеровском Доме актера проходят турниры бильярдистов. Увы, сегодня того накала страстей они не имеют: всех давно победил наш лучший бильярдист, актер Кемеровского театра драмы Михаил Быков. Поэтому мы решили попробовать иной уровень состязаний: выставим театральную команду против профессионалов. Быков сразится с чемпионом клуба «Академия». Этот областной турнир запланирован на апрель.
Ну, и, разумеется, в течение всего года мы будем проводить творческие вечера «На улице Боброва». Само название говорит, что проходить они будут в Доме актера. Тут и «творческие посиделки» «Байки от Бобра» (известно, что Александр Константинович был удивительным рассказчиком и замечательным анекдотчиком), и концерты-приношения его памяти, и встречи с коллегами из других театров.

Ольга ШТРАУС.

 

9 января 2015г.

Смех и слезы «Летучки»

Музыкальном театре Кузбасса в самый канун Нового года состоялась премьера:
оперетту Иоганна Штрауса «Летучая мышь» поставил режиссер Вадим Дубровицкий (Москва).

 

У этого спектакля на нашей сцене долгая и сложная судьба. В 1996 году (в той же постановке) он явился в Кемерове, чтобы в «лихие 90-е» порадовать людей, годами не получающих зарплату, надеждами на иное счастье. Легкость венских вальсов и мишура маскарадов сулили обещания «другой жизни»: с легкими любовными интригами, с весельем карнавалов, с пышными нарядами… Примечательно, что тогда на бал к князю Орловскому устроители нашего спектак-ля привозили каждый раз новую звезду. Так было задумано режиссером: объявляется концертный номер, и под аплодисменты публики на провинциальную сцену, изображающую княжеский маскарад, выходит… живой Киркоров, или настоящая Распутина, или какой другой «специально приглашенный гость». Этот сюрприз считался одной из главных фишек спектакля. Тогда это было а) внове; б) возможно. «Раскрученные» имена еще не заламывали таких гонораров, да и продюсерских агентств, устраивающих звездам концерты в провинции, было не слишком много…

 

Однако спектакль тот продержался в репертуаре недолго: театр не выдержал такой бюджетной нагрузки. Но памятуя о нашей необычной «Летучке», а также о том, что эта оперетта Штрауса – необходимая составляющая в репертуаре любого уважающего себя музыкального театра, «Летучую мышь» на кемеровской сцене решили возобновить.

Конечно, изменились исполнители главных ролей. Коммерсанта Генриха Айзенштейна замечательно сыграл Олег Брылев. Пожалуй, он получился в этом спектакле самым убедительным, его попадание в жанр, в стиль и характер классической «венской оперетты» – безупречно. Его фрак (и как он его носит), его усики, его бровки домиком, его самоуверенность и легкая трусоватость, что так идет облику этого персонажа (и облику всех «шаловливых» и покорных мужей вообще), нарисовали нам образ типичного венского денди: завсегдатая балов, мастера интрижек, легко попадающего в им самим расставленные ловушки.

 

Очень неплохо ведет свою партию и Розалинда (Любовь Ефимова). Всё понимающая, но готовая длить эту игру в «кошки-мышки» с собственным мужем не столько ради результата, сколько ради процесса игры – как это похоже на скучающую барыньку! Оба артиста непринужденно справляются и с вокальными партиями. Как минус можно отметить только одно: крайне неудачное бальное платье Розалинды во втором действии. Этот самый костюм «летучей мыши» не столько красит, сколько уродует артистку, добавляя ей объемов в самых неподходящих местах.
Очень хорош Фальк (Владимир Жуков). Его дуэты с Генрихом, сцена прощания с Розалиндой, диалоги в доме Айзенштейнов исполнены такой убедительной живости, так остроумны и искрометны, что почти не замечаешь тяжеловесного опереточного юмора, столь утомительного современному зрителю в классических либретто.
Здесь же в лучших сценах авторам, похоже, вообще удалось поймать кураж, что не так часто случается при постановке классики этого «легкого жанра». Хорошо придумано – дополнить спектакль кинокадрами из лент прошлого века: с фиакрами, венскими улочками, туалетами дам со шлейфами и перьями… Еще лучше – постоянное наличие на сцене некоего Неизвестного (Борис Каширский), который то и дело активно помогает действию набирать нужный градус: то заразительно смеется на заднем плане, то скептически хмыкает, то с интересом прислушивается, как незадачливый муж будет выкручиваться из неловкой ситуации…

 

Однако все эти плюсы, столь очевидные в первом действии, куда-то деваются по мере развития спектакля.

 

Князя Орловского почему-то играет женщина – Ольга Павлова. Почему – становится понятно только в финале (типа, всё это – маскарад, тут все дурачат всех). Но до финала надо еще дожить! И долгие эскапады с переодетой в мужской костюм изящной актрисой выглядят как-то натужно и неаппетитно.

 

Совершенно не удалась сцена в тюрьме. По замыслу самая комическая, самая неожиданная и живая, она в этом спектакле превратилась в набор давно известных и плохо разыгранных трюков. Пьяные недоумевания охранника (Евгений Лихманов) – кажется, он нелепо шатается и тупо острит целую вечность! – выглядят какой-то плохой самодеятельностью. Так же длинно и нудно происходят все объяснения и разоблачения, по замыслу долженствующие стать очередной порцией маскарадного бурлеска. Видимо, чувствуя это, артисты пытаются «наддать жару», комикуют изо всех сил. Оттого выходит еще более натужно и скучно.

 

Словом, возобновленная «Летучая мышь» в репертуаре нашего Музыкального театра явила собой всю силу и слабость классической оперетты на современной сцене.
С одной стороны, она обнаружила интерес публики к классике жанра: все три премьерных спектакля прошли с аншлагом, билеты были раскуплены задолго до объявленной даты. Кроме того, постановщики наглядно доказали: даже обветшавший юмор классической оперетты, ее многословные шутки и каламбуры, разошедшиеся уже в анекдотах, вполне можно подать с новым «перцем», сделать вновь и пикантными, и трогательными.

 

С другой стороны, стало очевидно: чтобы это произошло, надо очень и очень потрудиться. Два-три удачно найденных приема не спасут. Небрежение детальной проработкой, «пускание на самотек», мол, дальше само вывезет, сурово мстит постановщикам. Чтобы задор оперетты не выдохся на протяжении всего спектакля, требуются, очевидно, и серьезные сокращения (ну, невозможно почти три часа подряд слушать одни и те же вальсовые вариации и вкушать бородатые шутки!), и заново придуманные гэги, и что-то еще… Неуловимое, как прелесть юности. Из чего, собственно, и состоит главный аромат этого жанра.

Ольга Штраус.

 

30 сентября 2014г.

 

Все они красавцы, все они таланты

 

Большим концертом «Pro-театр 71. История одного кастинга» в Музыкальном театре Кузбасса открылся 71-й сезон.

 

Хор солистов

 

В концерте зрители увидели каждого из 13 новых артистов, принятых в труппу театра. Это выпускники Кемеровского университета культуры и искусств по специальности «актер музыкального театра». Весь курс (руководитель Виктор Мирошниченко) в полном составе принят в театр. Пока, разумеется, трудно сказать, как сложится творческая судьба каждого из них, но увидеть это созвездие целиком, пока еще ни одна звезда в нем не погасла и не разгорелась в полную силу, чрезвычайно интересно. При этом атмосфера в зале напоминала семейную: наряду с особой теплотой приема каждый из зрителей ревниво вглядывался в происходящее на сцене, пытался определить лидеров, сравнивал их с нашими мэтрами.

 

Способствовала этому и форма концерта. Был выдуман некий кастинг, в котором наши признанные вокалисты - Валерий Титенко, Ольга Белова, Константин Голубятников, Борис Каширский - играли сами себя, объединенных в «строгое жюри». А молодые - соискатели места - то и дело работали в дуэтах и друг с другом, и с мастерами. Более того, одну и ту же арию (например, Микаэля из мюзикла «Страсти святого Микаэля» или Базилио из «Севильского цирюльника») пели одновременно, кусками, юный и зрелый исполнители. Народный артист Петр Карпов и молодой Вячеслав Соболев, заслуженный артист Евгений Белов и молодой Михаил Сабелев. И каждый в зале слышал и понимал и разницу, и перспективы роста.

 

Замечательно обаятельной была молодежь в хоровых сценах, тоже очень неожиданных для местной публики, но весьма модных: мы услышали фрагменты из «Бала вампиров», из мюзикла «Волосы», из
«42-й улицы», из «Нотр-Дам де Пари». Увидели, как свободно владеют своим телом будущие вокалисты (пантомимический дуэт Антона Грошева и Анны Кузнецовой, «Казацкие игры»), узнали, как выразительно могут они играть драматические сцены (отрывки из «Нотр-Дам де Пари»). А главное - услышали голоса.

 

Помимо уже признанных солистов Владимира Жукова, Вячеслава Соболева, Жанны Андреевой и Кристины Валишевской (эта «юная поросль» занята не в одном спектакле театра и успела полюбиться публике), открытием для зрителей стал, например, Сергей Гнедь. Его «Вечная любовь» из репертуара Шарля Азнавура произвела сильное впечатление. Как и романс «Не корите меня, не браните», исполненный Еленой Бондаренко.

 

Единственный минус, который можно было бы предъявить авторам этого вечера, - непродуманная режиссура. К сожалению, актеры, играющие сами себя, зачастую не знали, что им говорить (реплики не прописаны!), не разнообразили мизансцен (те, видимо, тоже были набросаны весьма приблизительно). Отсюда - повторы и речей, и актерских приемов (не все же способны на яркую мгновенную импровизацию!).

 

Впрочем, все эти недостатки имели обаяние «домашнего спектакля для своих» и с лихвой искупались искренней сердечностью старшего поколения.

 

До слез тронул финал, когда на большом экране над сценой явились портреты подлинных звезд театра, снискавших когда-то ему славу. И общий хор артистов, куда по праву влились юные голоса.

 

Трудно было не согласиться со словами ректора КемГУКИ Екатерины Кудриной, сказавшей после завершения «кастинга»: «Даже если бы все результаты вуза исчерпывались одним этим выпуском, наш институт стоило бы открыть!»

 

От звезды к звезде

 

Самым приятным сюрпризом вечера стало участие в нем заслуженного артиста России Вячеслава Штыпса, начавшего свою карьеру на сцене нашего музыкального¸ а сейчас являющегося ведущим артистом Санкт-Петербургского музыкального театра. Недавно он исполнил роль Понтия Пилата в мюзикле «Мастер и Маргарита», премьера которого состоялась в Питере 18 сентября.

 

А у нас в этот вечер любимец всех кемеровчанок от 15 до 95 Вячеслав Штыпс тоже «напросился в кастинг» с молодыми артистами и блистательно спел финальную арию Пилата, по праву считающуюся самым ударным местом мюзикла «Мастер и Маргарита».

 

После спектакля мы взяли у него интервью.
- Слава, вы уже не первый раз приезжаете в Кемерово, чтобы спеть тут в нескольких спектаклях. Вот сейчас - сыграете в «Сорванце» («Брак по-американски») и в вашем любимом «Доне Сезаре де Базане». И в «кастинг» наш так легко вписались...

 

- Это опыт. Я, кстати, не очень люблю кастинги, но в Петербурге это необходимое условие жизни артиста. Будь ты хоть каким заслуженным-простуженным, если хочешь попасть в интересный проект, будь добр - через кастинг.

 

Мюзиклы сейчас - это модно и прибыльно, особенно такие, как «Бал вампиров», «Мастер и Маргарита», то есть те, где много спецэффектов, где задействованы звезды...

 

- А сколько претендентов было на роль Понтия Пилата?

 

- Не знаю. Много. Со всей России народ приезжал: из Москвы, из провинции. А когда я пробовался на роль в мюзикле «Голливудская звезда» (и прошел, кстати!), там в паре со мной должен был играть Дмитрий Певцов. Но потом я оттуда ушел - предпочел «Мастера и Маргариту».

 

- Хороший получился спектакль?

 

- Грандиозный! Там у нас и предметы по залу летают, и Маргарита левитирует - роскошные 3D декорации, замечательные артисты. Музыка хорошая.

 

- А Анна Ковальчук играет?

 

- Да, только не Маргариту, как в кино, а Геллу. Насчет успеха же скажу так: билетов (а зал мюзик-холла, где идет спектакль, вмещает порядка 1800 человек) не достать даже для наших родственников и друзей.

 

- Кстати, о родственниках. Как там вам живется? Как дела у вашей жены, Анжелы Карповой?

 

- Все замечательно. Анжела поет в оперетте Санкт-Петербурга. Дочь вышла замуж, ждем ребенка. Буквально через месяц я стану дедом.

 

- Это тоже успех! Так что поздравляем вас со всеми этими событиями.

 

Ольга ШТРАУС.

 

 

17 сентября 2014г.

 

Музыкальный театр Кузбасса: встречаем молодежь

 

Музыкальный театр Кузбасса распахнет свои двери 25 сентября большим концертом «Pro-театр: история одного кастинга». Почему «Pro-»? Потому что в этот вечер на сцену выйдут те, кто в этом году составил молодое пополнение театра: выпускники Кемеровского университета культуры и искусств, которые почти в полном составе (13 человек!) влились в состав труппы. Среди них - уже известные публике имена (Вячеслав Соболев, Кристина Валишевская, Жанна Андреева, Михаил Сабелев и др.). А также те, чья известность пока - только в перспективе. Тем интереснее увидеть, на что способны эти молодые.

 

Публике представят их работу в ариях и дуэтах, в отрывках из спектаклей, которые, вполне вероятно, в будущем появятся на нашей сцене. А объединит эти номера в единое сюжетное целое история про то, как проходил некий кастинг в некий театр.

 

Не забытого кемеровчанами любимца публики Вячеслава Штыпса, который поет сейчас в театре оперетты Санкт-Петербурга, мы увидим 26-28 сентября в спектаклях «Брак по-американски» и «Дон Сезар де Базан». Штыпс специально приедет из Питера, чтобы сыграть с бывшими коллегами свои звездные роли.

 

В декабре любителям оперетты предстоит радостная встреча со старой знакомой - театр восстановит спектакль «Летучая мышь» в  постановке Вадима Дубровицкого, который когда-то с успехом шел на нашей сцене (правда, всего один сезон, 1996-97 гг.).

 

Чуть позже в афише появится и главная премьера предстоящего сезона - спектакль Вадима Дубровицкого «Собачье скерцо» на музыку Александра Шелыгина.

 

Еще одна премьера сезона ожидается в мае: Владимир Подгородинский поставит в Музыкальном театре Кузбасса спектакль к 70-летию Великой Победы.

 

- Какой именно - сейчас обсуждаем, - говорит директор театра Владимир Юдельсон. - Возможно, это будет «Севастопольский вальс». Есть и другой вариант - музыкальная драма Якова Сегеля «Я всегда улыбаюсь» (второе название пьесы - «В начале мая») на музыку Георгия Портнова.

 

Ольга ШТРАУС

28 июня 2014г.

 

Итоговый подарок к юбилею

Музыкальный театр Кузбасса вчера завершил свой юбилейный - 70-й - сезон. Завершил необычно: на сцене театра прошел спектакль «Бабий бунт» - выпускная работа студентов Кемеровского университета культуры и искусств, которые по окончании вуза станут артистами театра. Об этом и не только наш разговор с директором театра Владимиром ЮДЕЛЬСОНОМ.

 

- Владимир Иосифович, вас можно поздравить с таким приобретением?
- Безусловно! Вообще факт, не столь часто случающийся в творческих вузах: весь актерский курс по специальности «музыкальный театр» приходит целиком работать в нашу труппу. Все 14 человек. Это, на мой взгляд, комплимент и университету (хорошие кадры подготовил!), и нашему коллективу: ведь многие ребята, еще будучи студентами, успели показать себя талантливыми солистами на нашей сцене. Коллеги их приняли. Назову имена Жанны Андреевой, Кристины Валишевской (исполнительницы Ассоль в «Алых парусах»), Вячеслава Соболева (Микаэль, Грэй, Эдвин в «Сильве»), Владимира Жукова (помните его работы и в «Продажной любви», и в «Сильве», и в других спектаклях?), а также Михаила Сабелева, Антона Грошева... Вообще этот курс получился на редкость удачный. Кстати, от первого кемеровского выпуска артистов - вокалистов (Петрова, Ляшенко, Лихманов) их отделяет ровно десять лет.

 

- Можно сказать, что сейчас ваша труппа укомплектована актерами всех возрастов.
- Да. Причем юные уже буквально наступают на пятки старшему поколению. Хор, правда, оголился (ведь многие студенты до сего дня пели в хоре). Но у нас договоренность: солисты не будут задирать нос, в случае необходимости заполнят места хористов.

 

- Солидный подарок к юбилею! Ну, а еще чем останется в истории театра минувший сезон?
- Конечно, премьерами. «Севильский цирюльник», «Страсти по Микаэлю» и особенно - «Продажная любовь». Мюзикл, поставленный режиссером Евгением Волисом по либретто Валерия Семеновского, написанному на основе мопассановской «Пышки», стал заметным событием. Сужу и по тому, как его восприняли зрители, и по реакции критиков, и главное - здесь мы, наконец, приблизились к практике столичных театров: автор музыки Николай Орловский и автор текста Валерий Семеновский работали с нашими артистами непосредственно во все время репетиций. Это - большая школа. Мы (я имею в виду и труппу, и оркестр, и цехи) сделали для себя много важных открытий во время этой работы.

- Давайте немного поговорим о ближайших планах. Дошли слухи, что Музыкальный театр осенью планирует обменные гастроли с москвичами. Да не с кем-нибудь, а с театром им. Маяковского, где служат такие звезды сцены, как

 

Костолевский, Немоляева, Симонова, Спиваковский, Ольга Прокофьева... А вы что повезете в столицу?
- Планировали два мюзикла - «Продажная любовь» и «Алые паруса». Но планы корректируются. Понятно, что по финансовым обстоятельствам. Прошу понять правильно: от этой идеи никто не отказывается, но обменные гастроли переносятся на более поздний срок. Возможно, на следующий год.

 

- Помнится, в начале юбилейного сезона вы говорили еще об одной замечательной премьере, которую намерены осуществить. Я имею в виду сотрудничество нашего театра с известным композитором Александром Шелыгиным (он, в частности, является автором музыки к сериалу «Бригада»).
- Сотрудничество продолжается. Мы, правда, не успели поставить спектакль в этом сезоне, но в ноябре-декабре 2014 года он увидит свет. Автор постановки - режиссер Вадим Дубровицкий - называет его «спектаклем для всей семьи». Называется «Собачье скерцо». Это будет такой спектакль «как бы про собак» (на самом деле про людей, конечно), которых все знают. В центре - Каштанка, а вокруг нее происходит жизнь, где встречаются и Шариков, и Муму, и Шпиц от той «Дамы с собачкой», что прогуливалась в Ялте по набережной... В сентябре артисты уже приступают к репетициям.

 

- Режиссер Вадим Дубровицкий ведь уже работал в нашем театре?
- Да, и весьма успешно: до сих пор у нас в репертуаре сохранился его «спектакль-скандал» «Прости мои капризы». Кстати, в предстоящем сезоне он восстановит и свою легендарную «Летучую мышь». Эта классическая оперетта шла на нашей сцене всего один сезон - в 1996-97 гг. Она была знаменита тем, что на бал во втором акте мы приглашали известных звезд российского театра (каждый раз новых), и публика всегда с нетерпением ждала, какой же сюрприз ее ожидает на этот раз.
Увы, по финансовым соображениям (время было очень тяжелое) спектакль пришлось быстро закрыть. А жаль. Это был интересный проект. Но декорации сохранились, труппа пополнилась новыми молодыми силами, повзрослевший режиссер - вот он, в театре. Любопытно восстановить постановку.

- А нам, зрителям, увидеть, что из этого получится!


Ольга ШТРАУС.

 

апрель 2014г.

 

Оккупация - милое дело

Знаменитая новелла Ги де Мопассана «Пышка» вновь - после относительно давних версий Ев­гения Птички на (мюзикл «Дилижанс из Руана») и Георгия Гэраняна (телефильм Руанская дева по прозвищу Пышка») -стала поводом для му­зыкального спектакля. На этот раз на сцене Музыкального театра Кузбасса им. А. А.Боб­рова.

 

Молодой московский композитор Николай Орловский вместе с известным критиком и драматургом Валерием Семеновским создали новый, весьма вольный пересказ сюжета о добродетельной и совестливой проститутке Элизабет Руссе, ставшей жертвой лицемерия «благородного» общества.

 

Жанровое определение спектакля, на­званное его авторами - режиссер Евгениюс Волис, дирижёр Валерий Ермошкин - «Про­дажная любовь», универсально: «представление». Публику настраивают на ироничный, но

 

и серьёзный лад задолго до начала действия. В фойе угрожающе оптимистично звучат не­мецкие военные марши, а просьбу отключить мобильные телефоны произносит невидимый требовательный господин - хоть и по-русски, но с явным немецким акцентом и весьма вы­сокомерно.

 

В Пышке, сыгранной молодыми актрисами Еленой Ляшенко и Анастасией Петровой, есть и гордость, и доброта. У Ляшенко Пышка весела, темпераментна, смела и открыта, а Петрова видит свою героиню более сосредоточенной и строгой. Роль лирического героя здесь (не по-мопассановски) отдана журналисту Корнюде. Артист Владимир Жуков находит для него теп­лые, человечные интонации. Искренностью и добродушием трогает этот правдолюбец и в ис­полнении Константина Круглова.

 

Музыка в спектакле подчинена принципам драматургии – номера и ансамбли возникают из потребностей действия, оправданные развитием авторской логики, а не беспринципным движением от одного хита к другому.  Зрелищность обеспечена не только разумной, удобной и образной сценографией Игоря Капитанова. Свою лепту вносит балетмейстер Евгения Смелова, выстроившая сложную пластическую партитуру эффектных ансамблевых сцен.

 

Мастера театра и молодые артисты очень ярко и внятно работают в ансамбле, создавая групповой портрет конформистов на фоне оккупации. Супруги Ламадон – Светлана Myхтарума и (в разных составах) Вячеслав Соболев или Олег Брылёв, колоритные торговец дядюшка Луазо - Евгений Белов и его жена – Ольга Белова – всё это яркие типажи эпохи, первые ученики в школе демагогии и двойных стандартов. Особенно усердствует в этом дуэт ханжествующих монашек – Жанна Андреева и Алёна Петрова или Лилия Андранович и Кристина Валишевская. Прожженого циника, хозяина гостиницы Фоланви жестко и смело играют Борис Каширский и Александр Хвостенко.

 

Однако абсолютным виртуозом лицеме­рия становится граф де Бревиль, по-разному решённый двумя замечательными артистами, тонко чувствующими «двойное дно» харак­тера. Хороший певец и остроумный актёр Константин Голубятников играет вариант мсье Трике из «Евгения Онегина» - якобы наивного, безответственного, как всякий тенор, эксцентричного болтуна не от мира сего, но именно ему удаётся склонить ге­роиню к жертве. Во втором де Бревиле - Ва­лерии Титенко добродушия нет вовсе. Это ядовитый интриган, опытный, опасный и бес­пощадный. Он, опять-таки по Мопассану, «искушён в салонном двуличии», и за ним явно стоит сам Генрих IV.

 

Изысканная графиня де Бревиль - Наталья Артюхова или Ольга Павлова - в свою оче­редь изнывает от соблазна быть лирической героиней, но и  политику старается из виду не упустить.

 

Полемично и парадоксально решён в спек­такле прусский офицер, с которым должна уе­диниться Пышка - ради того, чтобы она и её попутчики могли беспрепятственно покинуть захваченный немцами Руан. Почти безмолвно возникая в полумраке на втором этаже, он вовсе не производит впечатления монстра. Напротив, молодые артисты Никита Мишакин и Василий Степанов создают образ почти романтический. В чистом белье, длиннополой шинели, накинутой на плечи, с томиком Гете в руках он статен, красив и не агрессивен.

 

Как только свершается всеми вожделенная подлость, Элизабет Руссе снова теряет в глазах «благородного;) общества не только своё имя, но и благодушное прозвище. В финале Пышка восходит на свою Голгофу растерянная, одино­кая и подавленная. Фривольная песенка, так понравившаяся всем на пирушке в дилижансе, теперь звучит горестно и безысходно.

 

автор Александр Иняхин (Музыкальный журнал)

 

 

14 апреля 2014г.

Большим концертом «Ах, юбилей, юбилей, юбилей!..» отметил Музыкальный театр Кузбасса свое 70-летие.

Труппа театра, созданная в военном 1944 году в Новосибирске, несколько лет не имела своего помещения – вся жизнь артистов проходила в гастрольных поездках. В 1945-м, получив имя Кемеровского областного театра музыкальной комедии, он переехал в Прокопьевск. Правда, не надолго – до 1947 года.
А еще два года спустя, в 1949-м, коллектив театра пополнился целой когортой высокопрофессиональных артистов и музыкантов во главе с режиссером А.М Адриановым, которые переехали в Кемерово из Ташкента. Среди них был и молодой тогда артист Александр Константинович Бобров. Тот, кому предстояло в скором будущем стать любимцем кузбасской публики и навек войти в историю, ведь с 1999 года Музыкальный театра Кузбасса носит его имя.
Впрочем, в рамках концерта подробности театральной биографии зрителям не рассказывали (они написаны в программках, которые вручали всем гостям). А на сцене разворачивалось действо, которое блистательно показало все возможности, таланты и прелесть Музыкального театра.
Можно только подивиться тому, как за краткий срок (всего несколько дней!) театр сумел создать такое яркое, филигранно отточенное, эмоционально наполненное произведение. Как заметил когда-то директор Владимир Юдельсон: «В оперетте второе действие – всегда бал!» Вот и в этот вечер на сцене царил бал. Ну, или подготовка к нему. И цитаты из классических оперетт, и вставные номера из мюзиклов замечательно вписались в этот калейдоскоп, без натуги подсвеченный мягким юмором и местным колоритом. Распорядитель бала и его хозяин (Владимир Жуков и Константин Голубятников) прекрасно справились со своими ролями. Необычайно выразителен был Константин Круглов – повзрослевший, набравший форму, столь важную для «героя-любовника». Его дуэты с элегантной Эллиной Александровой-Тельбух стали украшением вечера. Поразил публику и баритон Олега Брылева, который щегольнул необычными фиоритурами, исполняя «Вдоль по Питерской». Заразительно, с драйвом, перед которым невозможно устоять, представил свои номера балет. И даже артисты хора проявили себя нестандартно. Отметим несравненного Владимира Макарова, который был прекрасен в бессловесной роли Маркиза. Похоже, во многом благодаря его актерскому таланту куплеты Адели из «Летучей мыши» в исполнении Натальи Артюховой прозвучали особенно выразительно.
Безукоризненно справился со своей задачей оркестр (дирижер Валерий Ермошкин). Благодаря ему мы смогли в этот вечер сполна насладиться красотой и классической музыки, и классических зарубежных шлягеров.
Но, пожалуй, самое сильное впечатление произвело умение театра представить свою историю и перспективу, свое прошлое и будущее. Два акцента: соло народного артиста Петра Карпова, под которое на экране над сценой транслировались фото уже ушедших в небытие спектаклей и актеров, и хор, собранный из студентов Кемеровского университета культуры и искусств (курс Виктора Мирошниченко), хор будущих вокалистов театра, – были как две опорные точки концерта, два пункта между прошлым и будущим, в промежутке между которыми проходит жизнь.
Вот это умение поностальгировать, посмеяться, пофантазировать (что, в сущности, и составляет палитру человеческих эмоций) очень удалось театру в юбилейный вечер.
А когда под самый финал в сцене из «Сильвы» роскошная Ольга Белова, завершив свою арию, села на шпагат, зал, ахнув, грянул аплодисментами. Да, театру сегодня семьдесят. Но это и есть возраст зрелости, возраст куража, опыта и успеха. Возраст юности.


Ольга ШТРАУС.

 

Любимец муз и красоты.

 

 
 

04 апреля 2014г.

 

Ахтунг: «Пышка»!
    В канун своего 70-го юбилея, что будет праздноваться через неделю, театр своим поклонникам сделал роскошный подарок.
    Впервые на сцене российского музыкального театра режиссёр Евгений Волис поставил спектакль по знаменитой новелле Мопассана «Пышка» на музыку Николая Орловского по пьесе Валерия Семеновского.
    Мне, всегда с симпатией  относившейсяк героине новеллы, изначаль но не нравилось название «Продажная любовь» – коммерчески-завлекательное, с налётом эпатажа. Тем более что когда-то давно, в тогда ещё Театре оперетты шёл спектакль «Дилижанс из Руана», тоже по сюжету «Пышки», но с другой музыкой и по другой пьесе.
    Мне не нравилась некая внежанровость новой постановки, обозначенная словами «Представление в 2 действиях», – в театр всё-таки идём, не в цирк.
    Но все эти «мне не нравилось» улетучились буквально в первые же минуты «представления». Да называйте, как хотите, если всё действие, такое яркое и захватывающее, существует по особым законам
музыкального спектакля, сочетая эстетику мюзикла и шоу с глубинным социальным подтекстом, где открытость превосходного вокала и игры оправдана ритмом зрелища и где актёры прекрасно этот ритм держат.
    «Пышка» ворвалась в мировую литературу в 1870 году, во время франко-прусской войны. И с тех пор история о совестливой проститутке и бессовестных людях из «приличного общества» неоднократно ставилась и снималась.
    В русской, точнее, советской традиции представление о «Пышке» бытовало как о сугубо серьёзной, морализаторской новелле. Ну да, буржуа
приняли Элизабет по прозвищу Пышка в свои ряды за сытный обед, ею им
предложенный. А потом, вопреки её патриотическим убеждениям, «подложили» под прусского офицера за свободный проезд. Валерий Семеновский, автор пьесы, театровед и драматург, написал текст, который можно слушать отдельно. Так он остроумен, грустно-ироничен, культурно-историчен, наполнен аллюзиями и ностальгией. Семеновского заботят не только и не столько пороки того общества, а сегодняшняя «гнилая» философия интеллигенции. Текст – поверх оригинала, с вкраплениями явного хулиганства: «От национального позора страна и армия оправятся не скоро» – это о чём?..
    Молодой московский композитор и артист Николай Орловский написал замечательную музыку в редком ныне жанре оперы буфф, с одной стороны, сложно устроенную, с другой – наполненную чудесными шлягерными мелодиями. Музыку, что так подходит для текста, где смешались пафос и буффонада, Мопассан и Достоевский.
    Режиссёр Евгений Волис хорошо знает кемеровский театр, где когда-то был директором и художественным руководителем, знает многих артистов. Для него как для постановщика важна была, помимо прочего, игровая
стихия спектакля. «Пышка» ярка, зрелищна в смешении красок и образов, грустна, лирична и серьёзна. Удача спектакля не в концепции, а, безусловно, в интереснейших персонажах и их исполнителях.
Роль Элизабет «сидит» на Елене Ляшенко, как влитая. Певунья и плясунья, обладающая великолепным вокалом, актриса выразительна, пластична и естественна.
    Королеву играет свита, точнее, режиссёр, свиту подбирающий. Для заслуженного артиста России Константина Голубятникова роль графа – новое достижение в богатой творческой биографии. Блестяще владея голосом, как артист он в этой роли вне рамок амплуа, не боящийся смешивать резко краски комические и драматические.
Владимир Жуков в роли «независимого» журналиста, по сути циника и
подлеца, психологически точен и тонок, и – безумно смешон. И вообще, я
пользуюсь служебным положением и призываю голосовать за этого талантливого артиста, выдвинутого театром в номинации «Вспышка года» на
предстоящую театральную премию «Овация».
    Хороши в ансамбле заслуженные артисты России Ольга Белова и
Евгений Белов, артисты Светлана Артюхова, Олег Брылёв, Светлана Мухтарума… Живая музыка оркестра, что расположился прямо в зале, как чуткий проводник между зрителями и героями. Сложны и одновременно стройны декорации (художник Игорь Капитанов), в которых дилижанс и все его пассажиры, и огромное пространство вне его. Новая реконструированная сцена позволяет постановщикам спектакля претворить в реальность самые смелые художественные фантазии.
    А что касается «Продажной любви»… Так действительно, не о падшей
женщине речь, а о лицемерии в поступках, словах, отношениях, против которых – одна против всех! – искренняя и человечная Пышка.


Людмила Ольховская.

 

03 апреля 2014г.

 

Злободневная «Пышка»

Музыкальный театр Кузбасса представил премьеру – спектакль «Продажная любовь», в основу которого положена новелла Мопассана «Пышка». Автор музыки – Николай Орловский, либретто Валерия Семеновского, режиссер-постановщик Евгений Волис, художник-постановщик Игорь Капитанов.

 

Удивлять публику театр начал еще до открытия занавеса. Во-первых, оркестр расположился не в яме, а прямо в зрительном зале (для чего пришлось отказаться от двух первых рядов кресел, билеты на них не продавали). Во-вторых, до начала спектакля в уши назойливо льются немецкие марши и даже объявления об отключении телефонов звучат с нарочитым немецким акцентом и оккупационной требовательностью. В-третьих, увертюра мюзикла сопровождается такой выразительной картинкой «теневого балета», что становится понятным всё: и наглость «новых хозяев», и сломленный дух игривых парижанок, и трагедия захватнических войн…

 

Но когда открывается занавес, мы видим абсолютно бытовые сцены: несколько пар добропорядочных обывателей стремятся покинуть родной Руан, с последним дилижансом бегут от прусских войск. Среди них – как соринка в глазу – непристойная девица по прозвищу Пышка.

 

Впрочем, пересказывать классический сюжет нет нужды. И казалось бы, что нам за интерес до перипетий франко-прусской войны полуторавековой давности? Но в том-то и дело, что новый мюзикл театра получился на диво актуальным!

 

Во-первых, спектакль – не про ту стародавнюю войну и не про высокоморальных проституток, он – про «продажную любовь» к родине. Анекдотичная история шлюхи, отказавшей прусскому офицеру, превратилась на нашей сцене в глубокую и страшную историю про наличие (или отсутствие) в человеке искреннего нравственного чувства. Про демаркационную линию, которая проходит не по границам государств, а по душам людей.

 

Во-вторых, Музыкальный театр, сам того не желая, попал на самую что ни на есть злобу дня. Волна пат-риотизма, поднявшаяся сейчас в связи с событиями на Украине, геополитические вопросы, которые стали волновать даже самых ограниченных обывателей, окружили спектакль особым флером: ассоциации про страны-«бандиты» и страны-«проститутки» сами собой приходят на ум.

 

Но, разумеется, не эти привходящие обстоятельства превращают спектакль «Продажная любовь» в заметное событие на кузбасской сцене. Само качество зрелища таково, что его определенно можно назвать этапным произведением для театра.

 

Это масштабное, сложноустроенное сочинение. Декорации – огромная металлическая конструкция – из зала поначалу выглядят как некая паутина. И это тоже весьма символично. Впрочем, просцениум перед ними легко превращается то в городскую площадь, то в интерьер дилижанса, то в убранство провинциальной гостиницы. Вот когда начинаешь понимать, отчего оркестр выведен в зал! При иной расстановке артистам просто не хватило бы места на подмостках, их игру, отнесенную в глубину сцены, было бы не видно издалека. А спектакль устроен так, что мы должны видеть каждое мимическое движение актеров, ведь в этом мюзикле главный акцент – на психологических нюансах.

 

Надо сказать, что музыка (выразительная и вполне живописная – браво, маэстро Валерий Ермошкин!) играет тут все же подчиненную роль. Она не блещет шлягерными мелодиями, не западает в память: скорее деликатно подчеркивает происходящее на сцене. Чего не скажешь о качестве литературного текста либретто. Вот он (и в куплетах, и в ариях, и в речитативах вокалистов) отличается весьма изысканным характером (какая, вообще говоря, редкость для опереточных либретто!). Рифмовка тут изящна и даже виртуозна, диалоги живы и остроумны, характеры руанских обывателей (довольно невнятно прописанные у Мопассана, там они выступают единой массой) выпуклы и понятны. Более того, каждый из них (и в этом, несомненно, состоит заслуга и режиссера, и артистов театра) старается рассказать нам историю своей жизни, представить свои извинительные мотивировки общего неблаговидного поступка. Получается это у артистов с разной степенью убедительности, но некоторые актерские работы просто нельзя не отметить.

 

Прежде всего, конечно, Елены Ляшенко. Пышка в ее исполнении – действительно очень аппетитная, живая, игривая и непосредственная девица, которая с равным воодушевлением предается всем движениям своей души и плоти. Знаете, есть такие азартные особы, любят посмеяться, попеть, покушать сладкое… Она и в койке, очевидно такова: гулять так гулять! И прусским офицерам отказывает в услугах отнюдь не от умственного решения – никакого, мол, коллаборационизма! Просто сама натура ее, цельная и искренняя, настолько противится «ремеслу с чужаком», что Пышка физически не может перешагнуть через свое неприятие.

 

У Анастасии Петровой, исполняющей роль в очередь с Еленой Ляшенко, Пышка иная – более жесткая, резкая. Здесь она – этакая пэтэушная девчонка, которая имеет свои принципы. И если сказала – «нет», значит, будет нет.

 

Граф де Бревиль, вызвавший ее на откровенный разговор, ведет поистине иезуитскую партию. И в исполнении Валерия Титенко это действительно хитрый, очень умный, образованный и тонкий политик. Его знание психологии («это только ваш добровольный выбор, я его уважаю, как уважал бы и другой: например, выбор личного самопожертвования во имя общего блага») подкупает не только неискушенную душу Пышки. Кажется, ему и публику в зале на какой-то миг удается убедить в собственной правоте. Но только на миг. Финальная сцена спектакля, когда Пышка дрожащим голоском поет игривые куплеты из первого акта, превращается в сцену настоящей высокой трагедии. И Анастасия Петрова, и (особенно) Елена Ляшенко справляются с ней безупречно.

 

Запоминается Светлана Мухтарума в роли эксцентричной мадам Ламадон (ее неуместный смех и постоянное примеривание на себя чужих историй так выразительно говорят о скудости собственной эмоциональной жизни!). Точен в интонациях Владимир Жуков (журналист Корнюде), что не всегда получается у Константина Круглова. Его Корнюде временами говорит с таким опереточным пафосом, что становится неловко.

 

Справедливости ради надо сказать, что не все артисты справляются с верностью тона. Но на последнем премьерном показе актерскому ансамблю удалась даже очень трудная «русская сцена» – комедийный вставной номер, где персонажи (танцевально и вокально) пускаются в ассоциативные размышления о национальном характере, вспоминая и проституток Достоевского, и трех сестер, и всю великую русскую литературу, воспевающую страдания во имя ближнего.

 

Словом, в репертуаре Музыкального театра Кузбасса появился спектакль, не похожий на другие. И с этим фактом можно поздравить и театр, и публику.

Ольга Штраус.

 

04 февраля 2014г.

 

Работа над «Пышкой»:

 

крутой замес

 

В Музыкальном театре Кузбасса приступили

 

к репетициям спектакля «Продажная любовь».

 

Мюзикл по рассказу Мопассана «Пышка»

 

станет российской премьерой

 

 

 

 

 

 

Постановщик спектакля Евгений Волиc (Вильнюс-Москва) кемеровчанам в сущности родной человек: здесь он начинал свою карьеру. В середине 80-х в возрасте тридцати трех лет стал директором и художественным руководителем театра. Параллельно окончил ГИТИС (причем дважды - как режиссер и как театральный менеджер). И вот сейчас, будучи уже маститым постановщиком, он реализует на нашей сцене свою мечту - спектакль по мопассановской «Пышке».

 

Естественно, возникают вопросы: почему «Пышка» и почему у нас?

 

- На первый вопрос быстро не ответить, - замечает Евгений Львович. - Действительно, казалось бы, зачем сегодняшнему зрителю спектакль о событиях франко-прусской войны? О драме совестливой проститутки? На самом деле спектакль, конечно, не об этом. Я считаю, главная беда сегодняшнего времени - лицемерие. Тотальное, на всех уровнях. Лицемерие в речах, в поступках, в отношениях. Оно просто зашкаливает. Люди становятся неискренними и почти уже готовы принимать всеобщую фальшь как должное...

 

Мне неинтересно делать спектакль о безнравственной женщине - я ставлю спектакль об искренности, о том, как важно в любых ситуациях, в любом своем качестве сохранять это главное человеческое свойство - искренность.

 

На второй вопрос ответить легко: я с большим уважением отношусь к вашему (нашему!) театру, я всегда говорил, что именно здесь прошел свое начальное, среднее и высшее театральное образование, так что мне крайне приятно вновь поработать в Кемерове.

 

- Пьеса Валерия Семеновского, ставшая основой либретто, написана для драматического театра. И музыка Николая Орловского тоже изначально была для драматического спектакля...

 

 

- Да, он был поставлен всего в двух театрах - в театре на Литейном (Санкт-Петербург) и в Екатеринбургском академическом. Кстати, там и там идет до сих пор. Валерий Семеновский, бывший редактор журнала «Театр», большой знаток литературы, сделал, на мой взгляд, блистательную инсценировку. Здесь прекрасные диалоги, замечательный юмор, много тонкого психологизма... Перевести все это в жанр мюзикла не так просто, поэтому пьеса, конечно, подверглась некой редактуре. Но мне кажется, она изначально очень музыкальна. И автор музыки Николай Орловский (он композитор и актер, окончил столичную консерваторию и ГИТИС, служит в театре Фоменко) прекрасно это почувствовал. Я рад, что наконец эта музыка прозвучит так, как она того заслуживает: с настоящим вокалом, с большим профессиональным оркестром. Ведь драматические актеры - не то что опереточные: поют они «туристическими голосами», да и оркестр в драмтеатрах (там, где есть) - это обычно, как говорится, «бубен,

 

скрипка да утюг». Хочется большего. Тем более что музыка Орловского дает тому простор: с одной стороны, она почти оперная, сложноустроенная, а с другой - там много запоминающихся шлягерных мелодий.

 

- А кто художник спектакля?

 

 

- Супружеская пара Игорь Капитанов и Фагиля Сельская. Они сотрудничают со многими академическими театрами страны, в том числе столичными. Декорация будет сложная: ведь все, что происходит внутри дилижанса, пойдет на авансцене (точнее, на планшете, которым будет закрыта оркестровая яма), а все, что вне дилижанса, - в глубине сцены, на огромном пространстве. Так что нам пришлось сложную металлоконструкцию мастерить.

 

- Позвольте, а оркестр куда же? Или спектакль пойдет под фонограмму?

 

 

- Нет-нет, что вы! Под живой оркестр. Дирижировать спектаклем будет Валерий Ермошкин. Но оркестр мы посадим в зале.

 

- Интересно. А уже известно, кто сыграет главные роли?

 

 

- На Пышку есть две исполнительницы - Елена Ляшенко и Анастасия Петрова, сочувствующего ей журналиста будут в очередь играть Константин Круглов и Владимир Жуков, Графа (тоже в очередь) поют Валерий Титенко и Константин Голубятников, для роли Графини в театре нашлись аж три вокалистки: Наталья Артюхова, Ольга Павлова, Наталья Рааб. Приятным сюрпризом для меня стала встреча с супругами Беловыми - они сыграют роль четы Луазо. Я восхищен, какой космический рывок сделала в своем творчестве Ольга Белова! Она стала блистательной солисткой, а ведь я ее помню еще артисткой хора...

 

Есть и сюрпризы в распределении. Так, роль Хозяина гостиницы сыграет Владимир Иосифович Юдельсон.

 

(Кстати, он присутствует при нашей беседе, поэтому следующий вопрос я адресую ему).

 

- Директор театра?! Владимир Иосифович, а вы когда в роли актера последний

 

раз на сцену выходили?

 

 

 

- 43 года назад, еще в студенчестве...

 

- Думаю, уже одно это привлечет внимание публики. Успех будущему спектаклю обеспечен. Кстати, как вы определяете его жанр?

 

 

- Он сложный. Первое действие - натуральная комедия, а второе - трагедия. Так что, в общем, получится трагикомедия. Редкий жанр для музыкального театра. Не припомню, чтобы он являлся на кемеровской сцене.

 

- Тем приятнее, что сейчас в нашем репертуаре такое появится.

 

Ольга ШТРАУС

 

 

 

 

 

15 ноября 2013г

Для Фигаро года – не беда

На сцене Музыкального театра Кузбасса состоялась премьера оперы «Севильский цирюльник» Дж. Россини.

Свой шедевр композитор написал за неправдоподобно короткий срок – за 20 дней. До кемеровского зрителя «Цирюльник…» добирался почти 7 лет.

Практически готовый спектакль в формате сдачи был показан в мае 2007-го, а потом театр встал на реконструкцию… И вот, возрождённый (режиссёр-постановщик и балетмейстер Г. Ковтун, режиссёр и балетмейстер по возобновлению Ю. Писаревский), предстал во всём великолепии в роскошных стенах и интерьерах Музыкального театра.

Опере, созданной итальянцем Россини в 1816 году по комедии Бомарше, написанной и того раньше, почти 200 лет. Кто только ни восхищался за два столетия неистощимой мелодической изобразительностью композитора, драматургическим чутьём писателя, кипучим темпераментом героя! «И упоительный Россини, Европы баловень, Орфей!» – восклицал Пушкин.

Главное, что это «Севильский цирюльник». Опера настолько известная, от начала до конца, вся, – как один большой хит, что, кажется, не только профессионалы, но и любители знают, как её надо играть и как петь. В этом кроется большая сложность. Поди удиви публику, что «Фигаро здесь, Фигаро там…».

Режиссёр на все сто следует «рецепту» Россини: семь ярких персонажей, пьянящая любовная интрига, приправленная острыми диалогами, и всё это залито великолепной увертюрой (дирижёр-постановщик В. Ермошкин), ариями, каватиной, виртуозными ан­самблями.

В декорациях (худож­ник-постановщик В. Акимов) в стиле позднего барокко сверкают сапфировые звёзды, нависает увитый гирляндами балкончик, струится синий шёлк Гвадалквивира… Вдруг замолкает оркестр, и под нежный клавесин балерины, два златоглавых Амурчика выпускают стрелы любви в беззащитных перед чувствами Розину (Н. Артюхова) и Альмавиву (з.а. России К. Голубятников).

В постановке успешно решена непростая проблема театральности именно оперного спектакля. Ведь музыка в опере – самое зерно образа. Композитор становится драматургом, а его мелодии – средством выражения идей. А для Россини, вслед за Бомарше, это – прославление смелости и предприимчивости, осмеяние косности, тупости и лицемерия.

Театральность важна. Но есть опасность в угоду зрителю превратить оперу в костюмированный концерт, делая ставку только на зрелищность. В постановке Ковтуна – Писаревского гармонично сосуществуют музыка и действие. «Цирюльник…» наполнен голосами зрелых мастеров, таких, как заслуженные артисты России
К. Голубятников (Альмавива), Е. Белов (дон Базилио), О. Павлова (Берта), артисты О. Брылёв (Бартоло), Н. Артюхова (Розина).

Новая звезда Музыкального театра – и это очевидно после его Бонни в «Сильве», Марчелло в «Страстях святого Микаэля» – молодой артист и солист Владимир Жуков. Он наполняет роль Фигаро, эту знаменитую партию классического оперного репертуара, помимо великолепного вокала, яркой характерностью, выразительной пластикой, юношеским куражом. Его обаяние и заразительность оставляют у зрителей и после спектакля ощущение оптимизма и энергии. Ведь эта итальянская опера так жизнелюбива!

Создатели «Севильского цирюльника» сполна дают публике погрузиться в упоительный мир игры в театр, которая неразрывно переплетается с жизнью.

14 ноября 2013г.

Фигаро есть, Фигаро здесь

В Музыкальном театре Кузбасса состоялась премьера оперы «Севильский цирюльник».

 

У этой постановки драматическая судьба: пожалуй, еще ни один спектакль театра так долго не ждал своего выхода в свет – целых семь лет! Дело в том, что поставлен «Севильский цирюльник» был еще в 2006году (режиссер Георгий Ковтун, художник Виктор Акимов). Блистательная команда приглашенных постановщиков, говорят, замечательно справилась с задачей. Правда, увидеть спектакль публике не удалось: сразу после генеральной репетиции, прошедшей 30 июня, театр закрыли на реконструкцию… Ремонт, как известно, продолжался шесть лет. За это время много изменений произошло в театре. Уехал из города солист Вячеслав Штыпс, на которого, собственно, и ставили историю про лукавого шармёра Фигаро. Режиссер Ковтун оказался вне зоны доступа. Повзрослели исполнители, выученные партии заслонились в памяти иными ролями… Честно говоря, восстановление спектакля вообще казалось малореальным проектом. Однако спустя семь лет премьера «Севильского цирюльника» все-таки состоялась. И полностью очаровала зрителя.

В том, что спектакль получился необычайно свежим, полнокровным, исполненным и молодого драйва, и зрелой изысканности (как хорошее вино), заслуга и балетмейстера-постановщика Юрия Писаревского, восстановившего спектакль в точном соответствии с замыслом режиссера, и дирижера-постановщика Валерия

Ермошкина, и артистов, введенных на роли ушедших вокалистов. Фигаро поет Владимир Жуков. Молодой солист - восходящая звезда Музыкального театра - уже не раз восхищал публику своей зажигательной работой в предыдущих премьерах. И здесь его Фигаро получился ровно таким, каким мы его себе представляем: обаятельным, неутомимым, быстрым на шутку, каверзу, хитроумную выдумку, острое словцо. Умение актера без натуги брать любые сложные ноты, находясь при этом в постоянном движении или каких-нибудь невероятных позах, – свойство для вокалиста редкое. Да, конечно, петь и играть так ему помогает юность и прекрасная форма. Но еще и сценический темперамент, богатый голос, умелое владение техникой. Роль Розины словно скроена для Натальи Артюховой: миниатюрная пухленькая блондинка с кукольным личиком и повадками капризного дитя, она являет нам классический образец дамы эпохи рококо – этакая манерная ветреница, вся в мушках и кудряшках…Но, пожалуй, лучшая роль спектакля – доктор Бартоло (Олег Брылев). По-моему, артист в этой работе превзошел сам себя: он, всегда игравший сладких красавцев, здесь превратился в весьма убедительного комического старика. Туповатого, но сладострастного, гневливого и

подверженного, как ребенок, любому влиянию «взрослых». Помимо прекрасной актерской игры, Брылев находит для своего персонажа замечательные вокальные краски. Его нелепые заикания в ариях и дуэтах, его попытки передразнивать тех, кто ему не симпатичен, так по-человечески понятны и так артистично комичны, что хочется сказать «браво!». Впрочем, основное достоинство спектакля заключено, думается, не столько в актерских работах, сколько во внятном и очень выразительном режиссерском замысле. Ковтун словно приглашает нас заглянуть в старинную музыкальную шкатулку, где, как живые, действуют фарфоровые уколки: выходят на балкончики картонных домиков, звенят шпагами, танцуют менуэт, принимая изысканные позы… Этот прием, выдержанный в течение всего действа, наверное, быстро бы прискучил, если бы не филигранная точность дозировки: временами актеры-«куколки», словно вырываясь из-под власти режиссера, начинают действовать вполне по-человечески – искренне влюбляются, дерутся, страдают…Этот спектакль - будто палимпсест, где сквозь один текст проступают

отрывки другого. «Картонный» «городок в табакерке», воссозданный на сцене, кажется, населен не людьми – фарфоровыми статуэтками. Он обращает нас к эпохе французского барокко, где кавалеры - напомажены и куртуазны, дамы – рафинированы и изящны, речи – вычурны и многословны. Но временами эти фарфоровые куклы вдруг обнаруживают живые человеческие страсти, и эти переходы туда и обратно так естественны, непринужденны и забавны, что составляют, пожалуй, главную прелесть спектакля. Благодаря этим переходам авторам спектакля удалось избежать занудной архаики, столь утомительной сегодняшнему зрителю в произведениях двухсотлетней давности и одновременно

сохранить точный стиль и аромат эпохи. Примечательно, что слушать и смотреть нашего «Севильского…» вполне можно, не обращаясь к либретто: в этой запутанной истории, все понятно без дополнительных разъяснений. Нечастый, кстати, случай в опере. Он говорит о высоком качестве вокала и высоком качестве оркестра. Не могу умолчать и еще об одном важнейшем свойстве нового спектакля. Он полон юмора, причем юмора тонкого, умного, адресованного интеллигентному зрителю. И это уважительное обращение к публике, способной понять и оценить, вызывает в зале ответное благодарное чувство. «Откупорить шампанского бутылку и перечесть «Женитьбу Фигаро» предлагал Пушкин, когда вас одолевает хандра или черные

мысли. Авторы нашего «Севильского цирюльника» действуют в точном соответствии с рецептом классика, легко и непринужденно делая зрителей соучастниками процесса. Словом, Музыкальный театр Кузбасса можно поздравить с драгоценным приобретением: в копилке его классических опер прибавилась еще одна жемчужина.

Ольга ШТРАУС.

 

 

 

27 марта 2013 г.

Пятая «Сильва». Браво!

Премьера знаменитой оперетты Имре Кальмана «Сильва» состоялась в Музыкальном театре Кузбасса. Режиссер-постановщик из Санкт-Петербурга Владимир Подгородинский привлек к ее созданию целую бригаду приглашенных мастеров: художник-постановщик Станислав Зайцев (Одесса), художник по костюмам Анна Сорокина (Новосибирск), балетмейстер-постановщик Ольга Навроцкая (Одесса). Музыкальный руководитель и дирижер – Валерий Ермошкин.

 

«Сильва» является в репертуар нашего театра уже в пятый раз. Впервые – когда театр только что был создан, это был один из первых его спектаклей. Потом эту оперетту ставили и в 50-е, и в 70-е годы… Директор театра Владимир Юдельсон вспоминает: «Сильва» был беспроигрышный вариант. Во-первых, она всегда шла с аншлагом. Во-вторых, директора знали: если ЛЮБОЙ сорвавшийся по каким-либо причинам спектакль заменить «Сильвой» — возврата билетов в кассу не будет».
И впрямь, «Сильву» трудно не любить. Никакая другая оперетта так не разошлась на цитаты и до сих пор повсеместно поющиеся шлягеры, как эта. Тут и «Красотки кабаре», и «Без женщин жить нельзя на свете», и «Частица черта в нас…». Что ни тема – то хит. А завсегдатаи нашего театра еще помнят, как в партии Бони тут блистал несравненный Александр Бобров… Словом, у кемеровской публики отношение к «Сильве» особое. При таком завышенном уровне предвкушений рассчитывать на удачу трудно…
Тем не менее она случилась! Новая «Сильва», наполненная молодыми голосами и актерскими работами как зрелых, так и совсем юных артистов, явилась во всем своем блеске.
Отдельная радость – живой оркестр. Уже почти приученные к тому, что современные мюзиклы на сцене нашего театра идут практически сплошь под оркестровую фонограмму, мы с наслаждением окунулись в мир живой музыки. Оркестр под управлением Валерия Ермошкина в этот вечер был великолепен. Точно и выразительно интонируя, он дышал, как единый организм, с безупречным вкусом подчеркивая нужные места, создавая, где надо, необходимое драматическое напряжение или безудержный кураж забористого варьете.
Признаюсь, я всегда с опаской жду «разговорной» части классических оперетт. Бородатые, тяжеловесные шутки, длинные реплики в диалогах, похожие скорее на монологи, и все – с претензией на «блестящее словцо»… Право слово, современному зрителю выслушивать все это без чувства неловкости зачастую просто невозможно. Но здесь – не так! Владимир Подгородинский как-то сумел очистить либретто, отшелушить застарелый словесный мусор – и перед нами явилась вполне современная история про то, как «золотая молодежь» славно проводит время в ночных клубах. Понятно, что «приличным родителям» не может понравиться вариант женитьбы сына на кафешантанной певичке. (А вы бы согласились, чтобы ваш мальчик взял в жены девушку, танцующую у шеста?). Но что делать, если это – любовь?
Замечательно при этом, что никакого нарочитого осовременивания истории в спектакле нет. Наоборот, сценограф (Станислав Зайцев) всячески подчеркивает время создания оперетты «Сильва» (1915 год). На фронтоне кабаре «Orpheum» — картины европейских художников, запечатлевшие городской быт Вены, Праги, Будапешта, Парижа: ножки в черных чулках, шляпки и пышные юбки танцовщиц вперемешку с мундирами и цилиндрами щеголей. Да, такой была Европа, когда Кальман создавал свою бессмертную «Королеву чардаша». Следует отметить, что особенно удачно в этом спектакле работает свет (Юрий Неборский). Выразительное, но не навязчивое изменение картинки тут часто получается только за счет смены подсветки.
А вот костюмы персонажей кажутся удачными далеко не всегда. В частности, наряды главной героини – Сильвы (Эллина Александрова-Тельбух). Они то переусложнены деталями (например, когда она является в дом своего жениха под видом графини Кончиану, перед нами не элегантная молодая дама, одетая с парижским шиком, а какая-то странная особа, обвешанная всевозможной блестящей «красотой»). То – чрезмерно трагичны (черное платье в первом действии на удивление враждебно красавице Эллине).
Но не будем придираться к деталям. Главную прелесть спектакля создают все же не костюмы – игра артистов. А здесь, надо сказать, они справляются со своими задачами весьма успешно.
Эллина Александрова-Тельбух сумела создать образ, насыщенный неопереточными чувствами и страданиями. И удалось ей это исключительно за счет выразительного вокального интонирования. Легкое дыхание (кажется, ей не составляло никакого труда справляться со всеми вокальными пассажами), в голосе — чрезвычайно точная мера иронии, досады, грусти, смирения наполнили портрет ее героини убедительностью и обаянием. Эту солистку, обладающую сильным и ярким сопрано, не раз упрекали за чрезмерную холодность, непластичность. Но здесь – тот самый случай, когда царице кабаре и не нужно дополнять образ жестами. Ей достаточно верности и искренности тона.
Совершенно другой, но абсолютно обворожительный образ создал Владимир Жуков (Бони). Похоже, режиссер Подгородинский лепит из этого молодого артиста «второго Штыпса», умеющего петь в самых невероятных позах и прыжках. Бони-Жуков излучает такой драйв, такую юношескую жажду жизни, что уже почти не удивляешься, что он тут кувыркается, ходит на руках, смеется, поет, интригует, влюбляется, волочится и шутит практически одновременно.
Очень выразительны в ролях четы Воляпюк Ольга Павлова и Константин Голубятников. Ее коронный номер в финале не зря вызвал бурю аплодисментов: стало понятно, как умела блистать в сольных партиях прославленного кабаре эта актриса, общей любимице Сильве до нее еще расти и расти. А Голубятников удивил тем, как точно умеет передать пластику стареющего тела. Трогательно, без пережима, но очень смешно.
Приятно, что на партии главных героев в нашем театре нашлось по два, и даже по три исполнителя! Приятно, что все более заметную роль играют молодые артисты. Например, в премьерном спектакле, который видела я, маленькую второстепенную роль нотариуса Кисса сыграл студент Кемеровского университета культуры и искусств Сергей Гнедь. Сыграл очень достойно: запомнился навсегда.
Впрочем, рецензия будет неполной, если не сказать и о недостатках спектакля. А они, на мой взгляд, прежде всего, касаются работы балетмейстера. Танец «Красотки кабаре» не только неудачно придуман – он еще и недостаточно чисто поставлен. В результате нескромные (чтобы не сказать непристойные) па артистов балета не выглядят задорно-завлекательными – скорее, они напоминают бытовые движения «девушек без комплексов». А поскольку балерины, похоже, не слишком уверенно двигаются в этом танце (он не отточен до виртуозности), то их так и хочется назвать «шалавами-хорошистками». Словно девицы определенного сорта сдают зачет «по профессии»…
Этот же упрек, кстати, можно адресовать и финальному прыжку Бони в канкане «Без женщин жить нельзя на свете». Кажется, он сперва оглядывается, примериваясь, куда прыгнуть, а потом осторожно и тщательно ложится на подставленные девичьи коленки. Ученическая аккуратность тут заметно снижает нужный градус сцены.
Впрочем, несмотря на все эти придирки, у замечательного, яркого, заводного, стильного нового спектакля Музыкального театра есть еще одно неоспоримое достоинство: он пополнил наш репертуар классических оперетт, до сего дня довольно скудный. И пополнил весьма достойным образом.

 

Ольга ШТРАУС.

http://www.kuzbass85.ru/2013/03/27/pyataya-silva-bravo/

 

 

22 марта 2013 г.

 

Помнишь ли ты...

 

За три дня до премьеры режиссёр спектакля Владимир Подгородинский и директор театра Владимир Юдельсон пригласили на утреннюю репетицию журналистов и студентов творческих вузов. Случай из ряда вон – не на сдачу спектакля, не на прогон, что случается. Ведь репетиция – процесс особенный,

 

с заминками, остановками по ходу действия, возникающими новыми штрихами в мизансценах. А потом режиссёр ответил на многочисленные  опросы своих первых зрителей. Скажу вам, уважаемые читатели, какое это восхитительное чувство – начинать рабочий день с волшебной музыки Кальмана и его «Сильвы»! «Помнишь ли ты...» Даже без этих слов из дуэта Сильвы и Эдвина поклонники оперетты разных поколений будут вспоминать, когда они смотрели и слушали «Сильву» и с кем из исполнителей. В бытность театра музкомедией, театром оперетты или в нынешнем статусе музыкального? С Руфиной Озеровой, Аллой Зибольд, Ниной Черноусовой, Петром Карповым или самим Александром Бобровым? Ведь эта постановка «Сильвы» – пятая за почти 70-летнюю историю театра. И это хорошо и правильно, что шедевр Кальмана снова в репертуаре и что поставил оперетту Владимир Подгородинский. Главный режиссёр Санкт-Петербургского театра «Рок-опера», Владимир Иванович более 10 лет сотрудничает с нашим Музыкальным, поставив на его сцене восемь спек-

 

таклей, среди которых оперетты «Весёлая вдова» и «Фиалка Монмартра», опера «Паяцы» и мюзикл «Астрономия любви»... Но так уж случилось, что за тридцать лет творческой деятельности «Сильву» он не ставил никогда и нигде, так что, заметил режиссёр, его спектакль – это «его собственные

 

воспоминания о «Сильве». Поэтому на предложение откликнулся, хорошо зная кемеровский театр и его артистов. Рецензии на спектакль, который сегодня начинает свою жизнь, ещё впереди. У нас после репетиции – музыка, чардаш, костюмы, исполнители яркими всполохами света и цвета. Прекраснейшая из оперетт писалась Кальманом сто лет назад, во время империалистической войны. И уже тогда её играли по обе стороны фронтов, во всех столицах воевавшей и нейтральной Европы. Разумеется, в известном любовном сюжете «певички» и родовитого офицера нет и намёка на войну. Но в дуэтах, песнях, песенках есть особый эмоциональный фон, и ностальгическая печаль, и лихорадочное веселье ночного города. И необычный для оперетты вопрос-ответ: «Помнишь ли ты? – Помню ли я?..» Но это так, почти незаметная нотка в искрящемся коктейле, лёгком, кружащем голову россыпью мелодий, где хит на хите и шлягером погоняет. Обречённые, не сомневаюсь, на бисирование «Красотки кабаре», «Частичка чёрта в нас», «Без женщин жить нельзя на свете, нет!»...В «Сильве» три состава исполнителей, большинство из которых – молодые, талантливые вокалисты. На репетиции мы видели Элину Александрову-Тельбух, Константина Круглова, Евгения Лихманова, заслуженных артистов России

 

Валерия Титенко, Константина Голубятникова, Ольгу Павлову... На первых трёх премьерных спектаклях, конечно, выступят и другие замечательные солисты. Самое главное, что новое пришествие «Сильвы» состоялось и эта волнующая сказка о любви ещё больше украсит сцену нашего такого красивого театра.

 

Газета "КЕМЕРОВО"

 

 

24 ноября 2012 г.

ЖАЖДА АЛЫХ ПАРУСОВ

В  дневник искусств Ольга  ШТРАУС.  Первые среди  десятка алых  парусов  Это странно, но полузабытая было повесть-феерия Александра Грина,  написанная в 20-х годах  прошлого века, сегодня  вдруг опять начала будоражить сердца. Несколько  лет назад явилось сразу  несколько вариантов  «Алых парусов». С десяток  громких постановок по  России. Если посмотреть  на нынешнюю афишу  главной национальной  театральной премии «Золотая маска», заметишь,  что она буквально пестрит  «Алыми парусами»: и в  номинации «музыкальный театр», и в номинации «драматический».  Правда, там речь идет о  мюзикле Максима Дунаевского по пьесе Михаила  Бартенева и Андрея Усачева, где Ассоль, бедная девушка из портового городка, пребывает чуть ли не в  борделе, отчего ее мечты о  волшебном принце под  алыми парусами и святая  вера в неземную любовь с  ним кажутся окружающим особенно дикими.  Наши постановщики  взяли в работу другой  материал. Если те «Алые  паруса» рассказывали  историю скорее остросоциальную, то наши – чисто-романтическую. Либреттист Лариса Дремина,  специально приехавшая в  Кемерово на премьеру,  рассказывает: «Это была  мечта моей юности – на  писать пьесу про Ассоль  и Грэя. Любимая книга,  любимая история (как,  наверное, у любой девочки, взрослевшей в 70-80-е).  Никаких собственных интерпретаций Грина мне  делать не хотелось – хотелось максимально точно  сохранить его речь – цветистую, такую необычную  сегодня. Осовременивать  его чудесную книгу, мне  кажется, грех…»  Поэтесса-песенница,  Лариса Дремина показала  свои наброски певице Валерии Лесовской, та вдохновилась на написание  музыки. Так в 2005 году  появился мюзикл «Алые  паруса». На постановку у  авторов денег не было,  зато нашлись спонсоры на  издание диска. А в 2008  году мюзикл ЛесовскойДреминой поставили в  Дубне, на арене водного  стадиона. Редчайший случай! Обычно компакт-диски являются последствием  громких постановок, а  здесь все было наоборот.  Таким образом, спектакль  в нашем Музыкальном  театре – по сути, ПЕРВАЯ  в России театральная постановка этого варианта  «Алых парусов».  Дети, родители  и негодяи  Можно ли считать эту  премьеру удачей? Боюсь  показаться грубиянкой с  ЖАЖДА  АЛЫХ ПАРУСОВ  В Музыкальном  театре Кузбасса  состоялась  премьера мюзикла  «Алые паруса».  Режиссерпостановщик  Дмитрий  Вихрецкий,  музыка Валерии  Лесовской,  либретто Ларисы  Дреминой.  черствым сердцем, но мне  кажется, наши все же промахнулись, выбрав для постановки вот этот – «женский», мягкий - вариант  мюзикла. Очевидное стремление избежать любой  грубости на сцене обернулось тем, что нам явили  зрелище приторное до  слащавости.  Лучшее, что есть в этом  спектакле, – сценография  (художник-постановщик  Светлана Нестерова). Канаты, паруса, трансформирующиеся то в киноэкран, то  в род кулис, какие-то мазутные бочки, из которых  сделана вся мебель, и странная конструкция на заднем  плане, способная превращаться не то в маяк, не то в  капитанский мостик, создают необходимую атмосферу приморского городка.  Одновременно и грубого, и  вольного - такого, в котором и могла вызреть мечта  о неотвратимости чуда.  Особенно хорош тут двигающийся мостик, перекинутый через оркестровую  яму. Актеры, то и дело  взбегающие на него, невольно должны демонстрировать умение крепко держаться на ногах: его подвижность – как зыбкость  океана, как амбивалентность самой жизни. Стильные костюмы в серо-коричневой гамме не выбиваются  из общей палитры. Но зато  как дерзко и празднично  восторжествуют в финале  над этой серостью сполохи  алых парусов!  Весьма неожиданно и  очень интересно распределены роли. В результате на  сцене мы видим много новых лиц. И совсем юных  (Ассоль, например, исполняет студентка КемГУКИ  Жанна Андреева – обаятельная, улыбчивая, игривая и с  некоторой, действительно,  чудинкой, которая так личит ей по роли, а седобородого и весьма колоритного  сказочника Эгля играет  молодой и резвый Михаил  Сабелев). И весьма зрелых,  но до сего дня не выходивших на первый план (выразительным получился пьяница Польдишок, погребничий в замке Грэя, в исполнении артиста хора  Владимира Макарова).  Есть в спектакле и запоминающиеся работы второго плана (Александр Хвостенко в роли трактирщика  Меннерса хотя и играет явно  «опереточного» злодея – с  инфернальным хохотом, с  мерзкими, липкими повадками, весьма успешно справляется психологически с  ролью «обыкновенного негодяя» - то есть обывателя,  которого ведут по жизни  простейшие инстинкты:  нажива, похоть, страх за  собственную шкуру). Убедителен в роли отца Ассоли и  Олег Брылев. Его мягкость,  почти женственная, его сдержанные манеры тут весьма  уместны. Особенно расцветает артист в дуэте с дочкой  – не взрослой Ассолью, а с  маленькой девочкой, которую играет пятилетняя Сонечка Брылева. Видимо,  подлинные чувства, перенесенные на сцену, помогли и  ребенку быть естественной в  этом эпизоде, и отцу – весьма органичным.  К удачам спектакля я  бы отнесла и некоторые  массовые сцены. Особенно  – сцену изумления жителей Каперны, увидевших  на горизонте «взаправдашние» алые паруса. И вокально, и актерски она  сделана очень сильно (хормейстер Нина Степанова,  балетмейстер-постановщик Юрий Писаревский).  Иллюстрация  чувств  Увы, неудач в этом спектакле можно насчитать гораздо больше. Начиная с  материала. Буквально точное перенесение в сценическую речь речи прозаической не спасло от известной беды: персонажи тут,  почти все поголовно, говорят длинными, книжными,  неестественными оборотами. Отчего кажутся всегда  чересчур приподнято-пафосными, надоедливо  «р-р-романтичными». Капитан Грэй (Константин  Круглов) так истошно стремится делать «только добро», что вместо сдержанного героя похож скорее на  суетливого и пересахаренного галантерейного ухажера.  Отец Ассоли Лонгрен,  когда вступает в диалог с  жителями Каперны или  повзрослевшей дочерью,  говорит с интонацией лозунгов и призывов (ну, или  с патетикой «последнего  слова»), что тоже не добавляет доверия его речам.  Тем же чрезмерным пафосом грешат и интонации  Мэри, матери Ассоли (Любовь Ефимова). Получается, что общий приподнятый тон речей сливается в  один монотонный прибой  - как на партийном собрании времен застоя.  Вообще спектаклю, к  сожалению, не удалось избежать этой беды - некой  неуловимой фальши, которая столь часто проникает  в сложный жанр мюзикла.  Особенно, если речь приходится вести о вещах  действительно возвышенных. Часто спасением тут  является музыка. То, что  выглядит неестественным  и приторным на словах, в  ариях и дуэтах кажется  трогательным и нежным.  Но мюзикл Валерии Лесовской – не тот случай. В  нем нет ни одной запоминающейся мелодии, ритмы и музыкальные темы  тут, в общем-то, однообразны и просты, аранжировка их малоинтересна.  К тому же отсутствие живой музыки (спектакль  идет под фонограмму,  хотя артисты поют, понятно, вживую) значительно  понижает достоверность  чувств. Не способствует  тому и наличие микрофонов у вокалистов. В результате всех этих технических  ухищрений публика – да,  хорошо все слышит и  внятно понимает. Но искренности переживания  это не способствует.  Может быть, я так  придираюсь к этому спектаклю, потому что сама  очень люблю эту повесть  Грина? Точнее, не столько  повесть, сколько саму ее  идею: о необходимости  творить чудеса, если это  тебе под силу, о неотвратимости счастья, о возможности сохранить себя  в чистоте и идеализме,  даже если весь окружающий мир исповедует совсем иные ценности. Ведь  «Алые паруса» стали книгой на все времена не изза каких-то выдающихся  литературных достоинств.  А из-за того, что эти идеи  на самом деле близки  каждому думающему человеку. И я понимаю тоску публики по «разговору  о главном». Множество  молодых лиц в зале – убедительное свидетельство  того, что юный зритель  жаждет такого разговора.  Жаль только, что искреннюю интонацию в нем  нам подменили иллюстрацией чувств…

http://www.kuzbass85.ru/2012/11/23/zhazhda-alyih-parusov/
Ольга  ШТРАУС

 

Moda42.ru, Светлана Бураго

И вновь на сцене Музыкального театра Кузбасса премьера!  На сей раз, самая романтическая история А. Грина «Алые паруса», нашла свое воплощение в мюзикле молодого композитора Валерии Лесовской.

Постановка мюзикла на сцене кемеровского Музыкального театра (реж.  Дмитрий Вихрецкий) - стала воплощением романтизма, мечты, сказки, победы над грубостью и скептицизмом.

Блистательный актерский состав смог покорить зрителя своей безупречной актерской игрой и  выразительным вокалом, передав самые высокие чувства и эмоции.

Константин Круглов идеально воплотил на сцене своего героя – Артура Грея. Романтично и трепетно исполнив свои арии, он поистине в очередной раз покорил сердца всей женской половины зала, не только заворожив красивым тембром голоса, но и своей верой в необходимость творить добро.  Настолько проникновенно и воодушевленно он говорил о том, что «чудеса» можно и нужно делать своими руками, что каждый присутствовавший в зале вспомнил о таких необходимых «жизненных чудесах», как простая улыбка, вовремя сказанное нужное слово, прощение и, конечно же, любовь! И от начала и до конца зрители  с трепетом в сердце переживали все испытания вместе с героем, которые ему пришлось пройти, что бы доказать, что мечты сбываются, надо только в них верить.

Жанна Андреева, исполнительница роли Ассоль, лишь укрепила эту веру. Она составила замечательную партию Грею в этой фейеричной истории любви. И может быть, впервые, зрители были поражены такому дуэту, как сказали бы многие театральные деятели, это 100%-е попадание, оставившее неизгладимые впечатления в сердцах кемеровчан.

Вообще, все артисты Музыкального театра доставили истинное удовольствие  – Владимир Жуков, Михаил Сабелев, Любовь Ефимова, Олег Брылев, Константин Голубятников, Александр Хвостенко, Петр Карпов, помогли проникнуть в глубинный смысл спектакля. Зрители плакали и смеялись, глядя, как разворачивается сюжет этой «сказочной» истории, а  масштабная хореография и выразительные визуальные средства, дополненные  романтическим вокалом лишь подчеркивали красочность действа.

«Алые паруса» – это история о любви и верности, о счастье и умении самостоятельно строить свою судьбу, преодолевая трудности жизненных испытаний. Это история о том, как тяжело сохранить свою мечту и не опустить руки на пути к цели. О том, как важно хранить надежду и верить… верить в чудеса, верить в ЛЮБОВЬ.

Для просмотра полной версии статьи нажмите сюда

 

Кузбасс, 17 мая 2012 г.

Самый народный артист

 Сегодня в Музыкальном театре Кузбасса спектаклем «Ханума» будет отмечен бенефис народного артиста России Петра Карпова, посвященный его 65-летию. Директор и художественный руководитель театра Владимир Юдельсон иначе, чем «наш Мересьев», этого солиста не называет. История театральной карьеры.

Петра Карпова и впрямь похожа на самоотверженный подвиг. Более 35 лет он отдал кемеровской сцене. И 26 из них - после тяжелейшей травмы, став, по сути, инвалидом. Но ни тросточка, ни хромота не смогли притушить ярко-самобытного, жизнелюбивого таланта Петра Карпова.

Блестящие вокальные данные очень быстро выдвинули его в ряд популярных опереточных артистов. Он учился вокалу в Волгограде, пел в музыкальных театрах Волгограда, Оренбурга. А после того как знаменитого Герарда Васильева пригласили из Новосибирска в Москву, молодого тогда Петра Карпова прочили на его место, в Новосибирскую оперетту. Но он отказался: «В Сибирь? Нет, не поеду!» - «А в угольный бассейн, в Кузбасс?» Он, уроженец юга, выросший на Ставрополье, подумал, что речь идет о Донбассе, и согласился.

Сейчас без смеха не может вспоминать, как впервые вышел в Кемерове из самолета. «Мороз - под 50 градусов, а на мне брюки-дудочки, туфли-лодочки... Что-то, говорю, прохладно тут у вас...» - «Так Сибирь!» - водитель отвечает. «Во, - думаю, - попал! Надо было лучше учить географию».

Но, увидев в первый же вечер спектакль нашего театра оперетты с целой плеядой блестящих артистов, был очарован его уровнем. Владимир Титенко, Борис Двойников, Александр Бобров, Галина Епифанова...«Хочу тут играть!» И в первые же два месяца Карпов был введен на основные роли в 14 (!) спектаклей. В его личном репертуаре есть все главные теноровые партии классической и советской оперетты. В его биографии - блистательные выступления на Первом фестивале оперетты, где он, чтобы выручить коллегу, у которой заболел партнер, пел в дуэте с великолепной Лилией Амарфи. Его партнерами по сцене были и Ге-рард Васильев, и Татьяна Шмыга, и другие корифеи музкомедии.

А в 1986 году Музыкальный театр Кузбасса отправился на большие гастроли: Благовещенск -Уссурийск - Находка - Владивосток - Биробиджан... Интересный маршрут, почти двухмесячный плотный график спектаклей.

Петр Карпов был занят практически в каждом из них. ТОЛЬКО ВОТ увидеть его на сцене дальневосточные зрители так и не смогли. В первый же день, еще до официального открытия гастролей, театр давал шефский концерт в одном из ДК Благовещенска. Карпов работал номер «Левша». Обул лапти. На крашеном полу клубной сцены лапоть заскользил, как на льду. Не сумев вовремя затормозить, артист вылетел к рампе и упал, ударившись о бортик сцены. Перелом шейки бедра. Диагноз, после которого большинство пациентов «в строй» уже не возвращаются. Петр Иванович не просто вернулся на сцену - он после сыграл еще десятки звездных ролей. Простодушная народная внешность, легкий нрав, замечательное чувство юмора и по-мужицки хозяйственное отношение ко всему «своему» (от своего театра до собственного организма) сделали его любимцем публики и партнеров-артистов на долгие-долгие годы. Актеры не любят рассказывать о своих болячках, но в случае с Петром Карповым, думаю, этой темы избежать нельзя. После травмы он перенес еще две сложнейшие операции (в том числе одну за рубежом). В 2004 году, исследуя результаты работы зарубежных коллег, специалисты Ленинск-Кузнецкой клиники пришли в ужас: «У вас травмированная нога только на мышце держится, сустава вообще нет! Как вы в спектаклях играете?»

     А он озабочен только одним: тросточка или костыль мешают сцендвижению, сковывают руки. И готов снова лечь «под нож», только чтобы хоть чуть-чуть сгладить хромоту.

Поразительный характер!

Сегодня я с удивлением отметила: самое трудное для театра время (затянувшийся ремонт, спектакли идут на чужих сценах, главрежа в театре нет, молодежь разбегается) для Петра Карпова трагедией вовсе не стало. Он весьма успешно проявил свой талант в новых премьерах театра. Его граф Альмавива («Бомарше и Ко»), отец Любы в мюзикле «Своей душе не прекословь» - запоминающиеся яркие образы. Не главные, но безусловно центральные.

А главное удивление-голос. Замечательный, глубокий тенор Петра Карпова до сих пор звучит по-молодому сочно, полно, ярко.

- В чем секрет, поделитесь? - прошу артиста.

Он смеется: «Природа! Я никогда не кутался, не берег специально горло, не придавал ему особого значения - я просто так устроен!»

Коллеги Петра Карпова по сцене знают: партнер он замечательный. Никогда «не тянет одеяло на себя», не носится со своей персоной как с «явлением искусства», не поленится заметить чей-то успех или что-то подсказать, помочь начинающему... Вот и для бенефиса он выбрал не концерт, как это можно было бы ожидать, а спектакль, где сам играет видную, но не главную роль. Почему?

-    А театру так удобнее!

- отвечает простодушно. – К тому же «Хануму» у нас давно не играли, хотя спектакль хороший. Ему не повезло просто: после постановки сыграли примерно двадцать пять раз «Хануму», а потом театр закрылся

на реконструкцию...

Сегодня зритель, наскучавшийся по своему Музыкальному театру, думается, придет в зал с особым чувством. И народный артист России Петр Карпов, как всегда, искрометно и с удовольствием одарит нас всех радостью своего солнечного искусства.

  Ольга Штраус

 

Кузбасс, 19 мая 2012 г.

Дон Сезар приехал!

 Вчера и сегодня в Музыкальном театре Кузбасса – мюзикл «Дон Сезар де Базан». В главной роли – заслуженный артист России Вячеслав Штыпс.

Для тех, кто понимает подоплеку вопроса, эта информация значит очень много. «Дон Сезар» -вновь на сцене? Спектакль, который не шел тут много лет. Спек гакдь, поставленный когда-то санкт-петероур1ским режиссером Владимиром Подгородинским именно «на Штыпса»: постановщик разглядел в молодом тогда вокалисте его незаурядные актерские данные, его неуемную энергию, редкие для певца «акробатические» способности и использовал их. Кто следит за афишей Музыкального театра Кузбасса, тот знает: год назад Вячеслав Штыпс и его жена Анжелика Карпова из Кемерова уехали. Решили «попытать счастья» в Санкт-Петербурге. Потеря таких артистов для провинциального театра - настоящий удар. Без преувеличения можно сказать, что на красавце Штыпсе, безоговорочном любимце публики (особенно -ее женской части) держался весь репертуар. Ах, как хорош он был в «Прелестях измены»! А «Веселая вдова»? А «Мистер Икс»? А «Цедуй меня, Кэт»? Уход Штыпса из труппы Музыкальногб не просто обеднил наш театр звездными именами - он вырвал из афиши целые спектакли: тот же «Дон Сезар де Базан» без участия Вячеслава играть попросту невозможно - главному персонажу НЕТ замены. И вот - случилось! На гигантской афише - знакомый портрет.

Что, вернулся? Или это какая-то шутка? Или в Питере у него не сложилось? Все эти вопросы мы решили задать напрямую – самому Вячеславу ШТЫПСУ.

 

- Трудно поверить своим глазам! Вы к нам надолго?

- Приехали вместе с Анжелой на бенефис ее отца - Петра Ивановича Карпова, на его юбилейный день рождения. А заодно - вот и этот спектакль оживить. Он давно не шел на родной сцене, я сам по нему страшно соскучился.

- Вячеслав, ну расскажите, как вы там, в Петербурге? Где играете? Вообще это было очень страшно - так вот все взять и бросить, уехать завоевывать северную столицу, и без того избалованную хорошими артистами?

- Началось все с дочери. Ане - 19, когда она окончила второй курс нашего КемГУКИ по специальности фото- видео творчество, мы решили, что ее надо перевести в столичный вуз: тогда, год назад, он только-только открылся, Санкт-Петербургский университет кино и ТВ, на базе бывшего ЛГИТМИКА.

А вслед за дочерью решили и мы... Это ведь естественно: из маленького города вырастаешь, как из тесной одежды. К тому же наши друзья, Саша и Света Сапожниковы, просто влюбили нас в Питер.

Сейчас я понимаю: то, на что мы решились, - это счастье. Там себя чувствуешь другим человеком. Там выходишь на улицу - и все, словно ты уже в декорации спектакля. Эти улицы, эти дома... Я, например, работаю на Итальянской, 13, -там наш театр расположен, чуть-чуть пройти от Невского... Между прочим, этот театр - Санкт-Петербургский театр музыкальной комедии - единственный, который не закрывался в блокаду...

Кроме того, только пожив в Питере, понимаешь, что такое нормальный ритм жизни. Здесь, в Кемерово, хорошо ждать пенсии - там интересно работать, там идут постановки за постановками...

- Расскажите о вашей занятости в репертуаре.

- Ну, вы, наверное, знаете, что я прослушивался для участия в проекте «Бал вампиров». А дебютировал

на сцене театра музкомедии в «Веселой вдове».

- Играли, как и у нас, графа Данилу?

- Нет, Негоша. Только у нас он непьющий девственник, а там - пьяница и бабник. Потом был мюзикл «Оливер», потом - «Баядера», сейчас вот готовится премьера «Фиалки Монмартра», я тоже там занят. В общем, сейчас у меня где-то пять-шесть спектаклей из афиши театра плюс концерты (в «блокадном» концерте работал, в международном концерте, где вместе с нашими артистами пели звезды оперетты из Германии, Австрии, Польши...). Плюс антрепризные работы. Например, в кабаре «Бродячая собака», где к 100-летию этого заведения поставили спектакль «Серебряный сон», я играю его основателя Бориса Пронина. Это удивительный спектакль! Пьесу написала Лариса Габитова, она основана на мемуарах поэтов серебряного века, туда вплетены стихи Ахматовой, Гумилева, Маяковского, Мандельштама.. .Там воссоздается подлинная атмосфера этого замечательного подвала, мы играем в подлинных интерьерах кафе: на стенах сохранились остатки росписи, сделанной Сергеем Судей-киным, на люстре висит заброшенная туда перчатка его жены, красавицы Олечки Судейкиной, завсегдатая «Бродячей собаки»... А я усы себе такие выразительные сделал, постарался острую характерность роли придать.

Слава, а вы уже стали там своим? Или на вас косятся, как на пришлых и ушлых провинциалов - покорителей столиц?

- Нет, ничего такого нет! Что касается славы... Маленький пример: на Невском, рекламируя наш концерт, висит растяжка: «Звезды Петербургской оперетты!» И - восемь портретов наших солистов (понятно, в образе, в костюмах). Среди этих восьми - я.

Надо сказать, там вообще ценятся не отношения, а работа. Наверное, поначалу и были кое-какие косые взгляды: честно говоря, я их уже не помню. Зато отлично помню надписи в явочном листе. (Там перед каждой репетицией ставишь свою подпись в графе против своей фамилии: это основание для учета зарплаты, для учета выхода-невыхода). Так вот, когда я расписывался, готовясь к первым своим спектаклям, нередко видел потом в продолжение моей подписи слово: «Удачи!» Было приятно, что коллегам небезразличен мой успех...

       - Увидев вас 18 и 19 мая в спектаклях «Дон Сезар де Базан», кемеровский зритель вновь попрощается с вами навсегда? Или возможны какие-то варианты сотрудничества?

- Я - с удовольствием! Я этот театр люблю, он мне родной, он меня артистом сделал. Что касается совместных проектов – это сегодня общеупотребительная практика. Мой коллега в Петербурге, бывший иркутянин, Владимир Яковлев регулярно летает на спектакли в Иркутск и Москву. У нас в труппе есть полька - Катажина Мацкевич, она ездит играть на родину. Теличеев вот недавно улетел на спектакль в

Тюмень... Окна в своем расписании для кемеровской сцены я найду всегда.

- А можно задать бы товой вопрос? Как вы там устроились? Где живете? Как адаптировалась к новым условиям ваша жена Анжелика Карпова?

(Впрочем, на этот вопрос Вячеслав ответить не успевает: его зовут на репетицию, на сцену, а продолжить разговор соглашается Анжелика).

- Устроились мы нормально: купили трехкомнатную квартиру в довольно престижном Московском районе (шесть остановок до театра, если на метро). А на машине, без пробок - минут двадцать. Конечно, пришлось влезть в долги: денег от продажи нашей кемеровской квартиры для покрытия покупки питерской не хватало.

Я поначалу (а переехали мы в июле) устроилась там работать в риэлтерское агентство: думаю, до осени насчет театров и думать не буду, а уж в сентябре пойду куда-нибудь прослушиваться… Но о том, что мы перебрались в Питер, узнал мой мастер из Новосибирска, Сергей Владимирович Александровский. Тут же позвонил мне и велел идти прослушаться в театр «Петербургская оперетта» (там вокалистка моего плана перебралась в Москву). И - все срослось! Ровно две недели я успела питерским риэлтором побыть.

- Зато успели в это время решить свой квартирный вопрос! А дальше - занялись творчеством...

- Ну да. Наш театр мне нравится очень. Я работаю сейчас Смеральдину в «Труффальдино из Бергамо» (причем спектакль этот ставила та же группа, что и фильм, тот же режиссер). Работаю Эмилию в «Обыкновенном чуде», Эльгу - в «Веселой вдове», сестру в «Золушке», Атаманшу - в «Снежной королеве» ...

Костюмы нам шьют в Мариинке, это такая красота! Я, помню, увидев костюм одной из фрейлин в «Обыкновенном чуде», пошла к худруку: «Введите меня, пожалуйста, в этот спектакль: так хочется выйти на сцену в таком наряде!» Он посмеялся и - дал мне роль Эмилии.

У нас в театре вообще очень хорошие отношения. Может, потому, что мы много гастролируем? Вот только за этот сезон я успела побывать в Прибалтике, Финляндии, Украине, Казахстане... Это дает возможность заработать, и понятно, что всех нас делает друзьями, одной семьей.

- А как же пресловутые закулисные дрязги?

- Бывает. Но выручает чувство юмора. Одна из партнерш, помню, говорит другой в разгар склоки: «Слушай, а давай поцелуемся? Может, нас стошнит: легче будет!» Вообще хочу заметить: Питер людей меняет.

- В какую сторону?

- Ответственней делает: я это даже по нашей дочке замечаю. Тут, в Кемерове, Аня была ребенком. На кафе, на клубы - «дай!». А там поначалу заскучала: друзей нет, пойти куда-то не с кем... Я ей говорю: устраивайся на работу. И знакомыми обрастешь, и на карманные расходы заработаешь. И в тот же день мы, помню, пошли в кино, в торгово-развлекательный центр «Радуга». На следующий день она уже там работала продавцом попкорна. Потом выросла до бармена.

Сейчас Аня - вполне уже взрослый, самостоятельный человек: и учится, и подрабатывает. И друзья появились! А что касается денег, то уже мы, родители, бывает, «перехватываем» у нее до получки...

Находясь в театре, разговаривать долго с Анжелой и Вячеславом не получается: постоянно кто-то заглядывает в гримерку, кто-то спешит поприветствовать, обняться, пощебетать, расспросить о чем-то «самом-самом».

Впрочем, и без расспросов видно: посвежевшие, помолодевшие, постройневшие, оба они производят впечатление людей по-настоящему счастливых. Людей, которые не зря поставили на карту всю свою жизнь, рискнули. И странным образом это внушает не завистливую тоску («стало быть, уже не вернутся!»), а молодой оптимизм. Видимо, и впрямь излучаемая ими сегодня радость жизни- чувство заразительное.

Вчера и сегодня в Музыкальном театре Кузбасса – мюзикл «Дон Сезар де Базан». В главной роли -

заслуженный артист России Вячеслав Штыпс.

 

Ольга Штраус

 

"Старейший театр распахнул двери"
"C тобой" , 7 апреля 2012 г.

      В Кемерове после масштабной реконструкции торжественно открылся один из старейших театров - Музыкальный театр имени Александра Константиновича Боброва.

      С творческой элитой Кузбасса встретился губернатор А. Г. Тулеев.

      Как подчеркнул губернатор, сегодня наша страна переживает не самые лучшие времена. Во многих изданиях и телепрограммах на первом месте - убийства, насилие, чернуха. Поэтому наши люди, особенно молодежь, становятся черствыми, злыми и жестокими. А.Г. Тулеев напомнил, что еще в 1945 году руководитель ЦРУ Аллен Даллес откровенно сказал, что для того, чтобы уничтожить Россию, надо разрушить ее культуру, ее веру. Поэтому, считает губернатор, сегодня очень важно приобщать людей, прежде всего подрастающее поколение, к духовным, моральным ценностям, к уникальной российской культуре. А мощнейшим проводником культурных традиций является театр. И открытие обновленного Музыкального театра Кузбасса - это действительно важнейшее культурное событие, настоящий праздник для всех жителей нашей области, поклонников театрального искусства.

      От Музкомедии до Музыкального

      Начинал свою летопись Театр музыкальной комедии (так он раньше назывался) в 1944 году в городе Новосибирске. В 1945 году театр был переведен сначала в Прокопьевск, а в 1947 году - в Кемерово. С 1999 года ему присвоено имя кузбасской легенды, блистательного актера Александра Константиновича Боброва, первого в истории шахтерского края народного артиста России, почетного гражданина Кемеровской области. Свое собственное здание театр обрел лишь в 1963 году. Естественно, за полвека здание постепенно разрушалось. Поэтому в 2007 году было принято решение провести масштабную реконструкцию. На эти цели было выделено 700 млн рублей. В первую очередь строители укрепили грунт. Все несущие стены театра были усилены железными конструкциями. Полностью заменили внутренние и наружные инженерные сети. Выложили прекрасный эксклюзивный паркет из дорогих пород дуба и ясеня. Даже кресла поставили особой округлой формы, чтобы легче пропускать звук. В целом смонтировали более 300 хрустальных люстр, бра, светильников. Занавес расшит вручную и обработан специальной противопожарной пропиткой.

      Значительно расширили оркестровую яму. Причем пол в оркестровой яме как в самых лучших театрах мира: может в считаные минуты подниматься и превращаться в часть большой сцены, на которой можно показывать крупные постановки. Именно таким приспособлением оснащена сцена Большого театра в Москве.

      Особая гордость - это суперсовременное звуковое и световое оборудование. Его специально для театра изготовили и смонтировали лучшие зарубежные мастера из Германии, США, Англии, Новой Зеландии. Такого нет ни в одном театре России, за исключением Большого.

      Особо позаботились о комфорте зрителей и работников театра: установлена специальная система кондиционеров, которая поддерживает оптимальную температуру воздуха: в мороз - тепло, в жару - прохладно. Причем все эти технологии - энергосберегающие. И, конечно же, театр оснащен самой современной системой безопасности, в том числе камерами видеонаблюдения как внутри помещения, так и снаружи.

      Благодарность, награды, премии

      А. Г. Тулеев поблагодарил артистов, которые даже в период реконструкции театра не прекращали свою деятельность: постоянно шли репетиции, обновлялся репертуар, игрались спектакли.

      По традиции лучшим артистам, работникам технических цехов театра, сотрудникам строительных и монтажных организаций, работникам культуры, ветеранам сцены и талантливой молодежи были вручены государственные и областные награды. Кроме того, победителям конкурса по оценке эффективности деятельности областных учреждений культуры и искусства и муниципальных органов управления культуры вручены 3 гранта губернатора в размере 1 миллион рублей. Также лучшие артисты театрально-зрелищных учреждений получили 20 премий губернатора области по 20 тысяч рублей за творческие достижения текущего театрального сезона. Еще 100 лучших молодых специалистов сферы отмечены премией в области культуры и искусства. А. Г. Тулеев попросил кузбассовцев беречь театр, сохранить его таким же красивым, современным, уютным и комфортным, каким он стал сегодня.


«Навстречу Международному Дню театра»
"Аргументы и Факты", 29 марта 2012 г.

      Летучая мышь, Веселая вдова и Цыганский барон празднуют новоселье.

      Вот-вот свершится событие, о котором в последнее время говорит весь Кемерово - после почти пятилетнего ремонта вновь свои двери распахнет Музыкальный театр Кузбасса имени народного артиста России Александра Боброва.

      Каким будет старейший театр Кузбасса после ремонта, чем он порадует многочисленных поклонников оперетты, рассказывает директор театра, заслуженный работник культуры РФ Владимир Юдельсон.

      - Владимир Иосифович, сколько лет вашему театру?

      - В 1945-1947 году театр уже работал у нас, но не в Кемерове, а в Прокопьевске и назывался все равно Кемеровский областной театр музыкальной комедии. В 1964 году в названии появилось слово оперетта. Великий Бобров, как говорится, протащил это буржуазное, как тогда считалось, слово. Но название просуществовало не один десяток лет. «Музыкальный театр Кузбасса», мне кажется, лучше звучит.

      - Всеми любимая, как раньше говорили, оперетта всегда имела успех у зрителей. Какие артисты в ней работали, сколько постановок осталось навсегда в памяти кузбассовцев!..

      - Например, спектакль «Моя прекрасная леди» с Епифановой в роли Элизы Дулитл в середине 60- годов была отмечена в Москве. Наша «Пиковая дама» впервые побывала за рубежом, в Германии. И вообще мы много гастролировали. Поездка в Москву и Ленинград - это тоже была награда театру, как признание его мастерства. Это сейчас деньги отдал и поезжай на гастроли куда хочешь, а тогда - только успешным коллективам представлялась такая возможность.

      - Вернемся к ремонту, вернее к его завершению. Невольно напрашивается параллель с Большим театром - там тоже прошла реконструкция…

      - Нет, параллель нельзя проводить, потому что Большой театр - это историческое здание, и там была проведена реставрация. А у нас реконструкция. И проблемы у нас были разные. Под музыкальным театром протекают подземные воды. Примерно с начала 90-х годов старая конструкция затрещала по швам. В 1985 году были пристроены боковые так называемые зоны рекреации, и театр стал разрываться на части. С 1993 года началась борьба за выживание Мы и в середине сезона часто останавливались на 3-4 месяца. А пять лет назад началась мощная реконструкция.

      - Расскажите поподробнее, что изменилось?

      - Мы расшили оркестровую яму - сейчас там может разместиться любой оперный оркестр. Во-вторых, мы установили подъемный механизм - яма у нас закрывается, например, для балетных спектаклей. Ну и конечно, фундамент укреплен по-другому.

      Перестроена конструкция зала. Наш театр строился как кинотеатр, например, зал имел ровный квадратный балкон. Зал часто использовали для заседаний. А сейчас это больше похоже на театр. Зрительный зал изменился акустически, потолок покрыт специальным акустическим покрытием. Наши осветители и звукорежиссеры сидели под потолком, а сейчас для них специальное место вверху амфитеатра. Ну и конечно суперсовременная звуко- и светоаппаратура. В холле появились пандусы для колясочников, для них также оборудованы места в первых рядах. Изменились и требования к противопожарной безопасности, все мы помним «Хромую лошадь». Все это мы учли. Но неизменным остался бюст Боброва, который как бы встречает гостей. Театр, мне кажется, преобразился.

      - Не повлияет ли такой ремонт на стоимость билетов?

      - Нет, цены не вырастут. Сейчас цена на билет 300-400 рублей.

      - Как труппа пережила этот ремонт? Не растеряли ли вы артистов?

      - Труппа мужественно все перенесла. К нашей таборной жизни относились с юмором. И сейчас все репетируют с удвоенной энергией. За все эти годы мы лишились двоих артистов, один из них Вячеслав Штыпс. Он уехал в Питер. 18 лет отработал здесь, что ж, наверное, надо попробовать себя на столичных подмостках.

      - Сколько артистов работает в театре?

      - На сегодня в актерской труппе 25 артистов, почти 20 человек в хоре, 40 - в оркестре, 20 человек в балете. А вообще вместе с рабочими сцены, костюмерами - т. е. техническим персоналом, губернаторским хором «Утро» - всего 433 человек.

      - И последний вопрос: каким новинками порадуете?

      - В новом здании мы готовим и новый спектакль - «Белая акация» Дунаевского. Старая классика не забывается. Хотим, чтобы она прозвучала по-новому. Затем готовим мюзикл «Алые паруса» молодого композитора Валерии Лесовской - так называемый семейный спектакль, на который могут приходить всей семьей люди разных возрастов.

      Приглашаю всех на наши спектакли, мы ждем и любим зрителей, и очень рады, что встретимся с ними вновь в новом, современном храме искусства, каким стал наш театр.

««Оперетта» откроется в апреле»
"НИА-Кузбасс", 27 марта 2012 г.

      Открытие Музыкального театра Кузбасса после пятилетней реконструкции должно состояться в течение одной-двух недель. Об этом рассказал директор и художественный руководитель кемеровской «оперетты» Владимир Юдельсон на пресс-конференции в местном представительстве информационного агентства «Интерфакс» накануне Международного дня театра.

      Знаменательное событие откладывается уже в третий раз – первоначально планировалось, что открытие реконструированного театра состоится в середине марта, затем дата торжества была перенесена на 27 марта, сейчас и артисты, и руководство Музтеатра надеются, что на третий раз все получится. Причина же задержки, по словам Владимира Юдельсона, – чисто техническая. Специалисты не успели в полном объеме отладить работу «навороченной» импортной световой и звуковой аппаратуры, часть которой в кузбасском театре установлена впервые в России. Но сейчас, уверен Владимир Юдельсон, завершение процесса – вопрос одной-двух недель.

      А вот одним из значительных плюсов завершившейся реконструкции директор Музтеатра назвал улучшение акустики в зрительном зале, устранение «звуковых ям». Ведь прежде из-за неверного для театра оперетты акустического решения страдали и зрители, и артисты – первоначально это здание планировалось отдать под кинотеатр. Для того, чтобы создать «правильную» для театра такого направления акустическую схему, пришлось вызывать группу специалистов из Москвы. Результатом их вердикта стало изменение конструкции сцены, оркестровой ямы, кроме того, в проходах в зрительном зале больше не будет ковровых дорожек – сделано паркетное покрытие из рекомендованных специалистами-акустиками пород дерева. Кресла в зрительном зале теперь тоже будут деревянными, мягкое покрытие на них останется только на сиденьях и спинках – чтобы зрителям было комфортно.

      Стоимость реконструкции Музыкального театра Кузбасса им. А.К.Боброва, по данным департамента строительства администрации Кемеровской области, составляет около 700 млн. рублей (строительные работы – чуть более 320 млн. рублей, техническое переоснащение – около 370 млн. рублей). Еще около 60 млн. рублей, сообщил Владимир Юдельсон, понадобится для реконструкции закулисной части – гримуборных, репетиционных площадок и прочих «внутренних» помещений театра – в соответствии с ужесточившимися требованиями противопожарной безопасности. Эти работы в театре будут проводится летом, когда артисты будут в отпусках. Ведь и без того несколько лет театр работал в весьма стесненных условиях, а выступления его проходили на площадках Кемеровского театра драмы и Областной филармонии.

      Для того, чтобы Музыкальному театру войти в нормальный ритм работы, также понадобится время. «После открытия могут быть перерывы между представлениями, – говорит Владимир Юдельсон. – Это связано с тем, что многие наши декорации, которые сейчас находятся в мастерских театра, за время реконструкции пришли в негодность. Часть декораций – к спектаклям, которые мы особенно часто показывали – просто износились и требуют замены. И существенную часть придется менять из-за того, что изменилась конфигурация сцены. Из-за последнего момента придется и «переставлять» некоторые спектакли – героям придется на новой сцене двигаться и действовать иначе, и режиссеру нужно будет искать новые сценические решения». Поэтому до конца этого театрального сезона зрители смогут увидеть только одну премьеру на сцене Музыкального театра. Это спектакль «Белая акация» (режиссер – Любовь Дементьева). По словам директора театра, эта постановка заставит и артистов, и зрителей «вспомнить о том, что наша девичья фамилия – Театр оперетты».

      А вот еще одну премьеру – мюзикл по «Алым парусам» Александра Грина – зрители увидят уже в новом театральном сезоне, осенью этого года. К этому времени Музыкальный театр планирует выйти на «крейсерский ритм».



«Шейте смокинги!»
"Кузбасс", 26 марта 2012 г.

      27 марта – Международный день театра. В канун этого праздника руководство двух основных театров Кемерова – Кемеровской драмы и Музыкального театра Кузбасса — дали пресс-конференцию, на которой раскрыли секреты своих ближайших планов.

      Первое, что по понятным причинам интриговало журналистов более всего, – когда, наконец, распахнет свои двери Музыкальный театр Кузбасса?

      Владимир Юдельсон, его директор и художественный руководитель, признался, что торжественное открытие здания (после шестилетней реконструкции. – Прим. авт.) было запланировано именно на 27 марта. И оно состоится, но… несколько дней спустя. Печально, что дата открытия раз за разом переносится, но дело в том, что новейшая импортная звуковая и видеоаппаратура (такой еще нет ни в одном театре России!) пока не освоена, не отлажена, как следует. Переносы торжества, конечно, не добавляют оптимизма публике и артистам, зато усиливают интригу события.

      Отвечая на вопросы журналистов, Владимир Юдельсон назвал цифру – 700 миллионов рублей. Это приблизительная цена, вложенная в реконструкцию здания. Но она не окончательна. Миллионов 60 придется потратить еще на усиление противопожарных мер в закулисной части (эти работы будут вестись уже после открытия театрального сезона). Причина – в изменении стандартов безопасности зрелищных учреждений, принятых после трагических случаев, происшедших в некоторых общественных заведениях России.

      Впрочем, терпеливое ожидание зрителей будет вознаграждено. Изменение конфигурации сцены (в частности, в полтора раза увеличена оркестровая яма, которая сейчас может поднимать оркестр наверх), серьезное улучшение акустики зала, новая светоаппаратура предоставят постановщикам и новые возможности. Уже в апреле-мае кемеровскую публику ждет премьера: спектакль «Белая акация» в постановке Любови Дементьевой заставит, как отметил Юдельсон, «вспомнить, что наша девичья фамилия – «театр оперетты», и предаться лирической ностальгии».

      Директор Кемеровского театра драмы Алексей Разуков отчитался перед журналистами о том, что текущий 78-й сезон театра проходил под знаком эксперимента, и признал: многое в этом эксперименте удалось. Скажем, из режиссерских лабораторий «вырос» спектакль «Убийца», который в мае будет представлять Кемеровскую драму на фестивале «Ново-Сибирский транзит».

      В мае же спектакль театра «Целлофан» поедет на фестиваль «Белое и черное» в финский город Иматру.

      Важным успехом можно считать развитие гастрольного движения театра. Если в прошлом году кемеровская публика, благодаря тому, что театр выиграл грант Минкульта, смогла увидеть спектакли театров-соседей (Барнаула, Томска и Новокузнецка), то в нынешнем году география сотрудничества расширится. Уже ясно, что в июне состоятся обменные гастроли нашего театра с театрами Уфы, Челябинска и Тюмени. Этот проект называется «Театральный перевал». Театры-сибиряки двинутся за Урал, покорять Европу мы начнем с ее восточной окраины.

      Однако, как подчеркнул арт-директор Кемеровской драмы Давид Бурман, этим проектом сотрудничество с европейскими театрами не ограничится. Уже достигнута договоренность с МХТ им. Чехова, что в постановках Кемеровской драмы регулярно будут принимать участие и столичные «раскрученные» артисты. Так, в самое ближайшее время кемеровские зрители смогут увидеть в нашем спектакле «Белая гвардия» Константина Хабенского. Он сыграет роль Алексея Турбина. Еще одна «изюминка» этой новости: спектакль нашей драмы «Белая гвардия» с Хабенским в главной роли пройдет на сцене… Музыкального театра Кузбасса. Это продолжение укрепляющейся дружбы между двумя театрами или, если хотите, ответный визит вежливости: известно, что, пока здание Музыкального было закрыто на реконструкцию, его премьеры шли на сцене Кемеровского театра драмы.

      Достигнута, по словам Давида Бурмана, и договоренность со «Шведским театром» из города Хельсинки (Финляндия) о совместной постановке мюзикла «Как на небесах». Примечательно, что эта финская пьеса требует участия в спектакле (то есть буквального присутствия на сцене!) всего состава театра (от артистов до монтировщиков и звукооператоров). В нашем случае планируется сделать так: финны предоставят Кемеровской драме режиссера, пьесу и сценографию, наши этот спектакль сыграют, и в дальнейшем состоятся обменные гастроли.

      Важным моментом следует считать и то обстоятельство, что сейчас театры Кузбасса все плотнее привлекают к «закулисной жизни» рядового зрителя. Например, в Кемеровской драме сейчас регулярно проводится зрительский мониторинг спектаклей. «Освежение репертуара» — вещь необходимая и неизбежная. Неправильно, когда афиша, как это имеет место сейчас в Кемеровской драме, состоит из 55 спектаклей. Некоторые из них явно устарели. Какие? Ответ на этот вопрос руководство театра хочет найти вместе с публикой, в том числе и на основе этого мониторинга. А в конце сезона здесь пройдет декада «прощания со спектаклями».

      Свидетельством того, что зритель становится полноправным участником театрального процесса, является и вновь учрежденная в Кузбассе премия «Овация». Кто станет лучшим — определяется с учетом зрительских пожеланий (несколько месяцев на сайте департамента культуры шло онлайн голосование). Итоги «Овации» поначалу хотели подвести в Международный день театра, но в связи с переносом торжеств по случаю открытия здания Музыкального театра Кузбасса перенесли и эту церемонию. Она состоится 5 апреля и пройдет также на сцене Музыкального театра.

      «В общем, — как пошутил на закрытии пресс-конференции Владимир Юдельсон, – шейте новые наряды. Мы нашим оркестрантам в связи с тем, что они сейчас в конце каждого спектакля будут автоматически «выезжать» из своей ямы наверх, на глаза публике, уже сшили новые смокинги!»

 Ольга ШТРАУС

 



 

 



Какой спектакль Вам нравится больше всего?

Не смогли найти нужную информацию? Откройте карту сайта
© 2017 Музыкальный театр Кузбасса им. А. Боброва